Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СИБИРСКАЯ ВАНДЕЯ
ГЛАВА 1. ПОЛИТИКА И ПРАКТИКА «ВОЕННОГО КОММУНИЗМА» [Документы №№ 1–130]
Документ № 41

Заключительный акт уполномоченного политбюро Ишимского уезда


[г. Ишим]

9 декабря 1920 г.

[Я], уполномоченный политбюро при Ишимской уездной милиции Хохлов, рассмотрев дело № 541 по обвинению граждан дер. Ново-Выигрышная, Садомская, Максимовская и Батурино1 Аромашевской волости 1) Медведева Константина Семеновича, 2) Иванова Алексея Ивановича, 3) Плесовских Игнатия, 4) Поликарпова Василия, 5) Семенец Пантелея, 6) Рябова Пахома, 7) Шихова Федора, 8) Иванова Ивана Егоровича, 9) Мартыненко Прокопия, 10) Криворученко Игнатия, 11) Криворученко Харитона, 12) Буданова Алексея Игнатьевича, 13) Плесовских Анисима, 14) Батурина Ивана Захаровича, 15) Бешенцева Федора, 16) Емелева Петра, 17) Андреевского Андрея, 18) Усольцева Минея, 19) Пилюгина Ивана, 20) Володина Прокопия, 21) Пугачева Нестора, 22) Широковского Михаила в агитации против выполнения государственной разверстки и участии в восстании, тем самым желании защитить хлеб и скот, подлежащий отдаче в государственную разверстку, нашел следующее.

Прежде чем бросить выше приписываемое обвинение лицам, привлеченным в качестве обвиняемых, следственный материал, произведенный мной, показал, что всех лиц нужно разбить на четыре группы в их преступлении и приписать [им] вину в отдельности каждой.

Произведенное следствие говорит, что агитация против государственной разверстки, как видно, зародилась давно. Разбить таковую не представлялось возможности, ибо крестьяне косвенно уклонялись от наставляемых им правил и обязанности выполнения разверстки, чему привел конец применения вооруженной силы, которой привел [к] следующему2.

Обстоятельства дела.

Представитель губпродкома тов. Сигута 18/XI-20 г. прибыл в Аромашевскую волость как стоящую в невыполнении разверсток для принятия соответствующих мер к выполнению и с этой целью, взяв с собой отряд в 10 ч[еловек], поехал в самые те деревни, где отказываются выполнять разверстку. И в результате всего этого тов. Сигута из дер. Н[ово]-Выигрышная на расстояние [в] 30 верст до Аромашевой с отрядом пришлось следовать пешком, ибо крестьяне даже отказались дать подводы благодаря идейных агитаторов, которых укажу ниже. Тов. Сигутой никаких мер вооруженной силы3 применено не было благодаря сильному волнению крестьян.

По прибытии в Аромашево 19/XI-20 г. Сигута о своей поездке доложил председателю чрезпродтройки тов. Суворову. При совместном обсуждении дела с волисполкомом решили вооруженную силу увеличить и направиться в те деревни, где не выполняют разверстку, чему служила первая деревня — это Ново-Выигрышново4. Прежде чем прямо явиться с вооруженной силой, вперед [были] посланы агитационные силы в лице тов. Суворова, Боярских [И.], по пути пригласив представителя чрезвычайноуполномоченного от уездисполкома тов. Хорохорина, которые направились с целью агитации и разъяснения крестьянам цели и задачи разверстки и пр.

Не успели прибыть в деревню, как народ стал стекаться со всех сторон на собрание. Не через долгое [время] тов. Сигута с отрядом прибыл тоже в эту деревню и по улице расставил патруль. В то время народу на улице не было. Когда тов. Сигута прибыл в дом председателя сельского совета, где застал и остальных. Не успел [он] доложить военкому о порядке постановки патруля, как послышался выстрел. В результате оказалось, что несколько человек пристали к патрулю, а последний, дав вверх выстрел, убежал от толпы. После всего Суворов, Хорохорин и Боярских направились к месту собрания. По дороге [они] встретили небольшую толпу, впереди которой шел член сельского совета Медведев Константин, которого спросили, куда следует толпа. То он вместо ответа стал взывать к толпе: «Товарищи, не бойтесь, видите, вот они». Видя это, пришлось Медведева тут же арестовать. Толпа, видя это, удалилась. После того тов. Хорохорин направился к толпе, которую застал в большом виде стоящую посреди деревни. По прибытии начал производить речь, в которой призывал к спокойствию и порядку, разъясняя положение государственной разверстки и пр. Но на свои слова слышал только оскорбления, причем хорошо заметил особенно выделявшегося из толпы криками Василия Поликарпова.

Видя, [что] положение безнадежное и что агитационная речь и убеждения не помогут, он воротился и доложил Суворову о всем этом. И, видя, что народу собралась масса, решили никаких мер не предпринимать и воротиться в волость, а затем вызвать из города вооруженную силу в достаточном количестве. Нарядив подводы, взяв с собой лиц, заподозренных в связи, и главаря Медведева, направились в путь и, дабы избежать столкновения с толпой, решили ехать другой улицей. Но предположения не оправдались. Транспорт с красноармейцами в 23 человека и пятью-семью арестованными попал на толпу человек до ста, которая, ожидая их выезда, вооружилась частью кольями и при приближении подвод потребовала выдачи арестованных. Причем на [их] требования [нами] были сделаны словесные предупреждения, а затем выстрел залпом вверх, но толпа не расходилась.

Затем [было] сделано предупреждение второй раз, и в момент второго выстрела вверх к подводе подскочил гр. Игнатий Плесовских, желая выдернуть таковую из среды других. Но красноармеец после предупреждения выстрелил в Плесовских и в тот [же] момент сделали выстрел вверх, от которого толпа содрогнулась. Часть передних упала на пол5, как видно из показаний, человек 12. Остальная толпа в разные стороны разбежалась, но на месте все-таки удалось несколько [человек] задержать.

1. Перейдя к сути дела обвинения лиц, привлеченных к следствию, оказалось, что виною всему этому являлись граждане, привлеченные в качестве обвиняемых, а именно: первая группа в лице Медведева Константина, Иванова Алексея и Плесовских Игнатия (убит), которая, ведя усиленную агитацию среди масс населения как на собраниях, так равно и в отдельных случаях против власти советов и выполнения государственной разверстки, чему служил составленный приговор, что не отрицает сам обвиняемый Иванов Алексей6. Последний приговор уничтожил.

Эта тройка, ведя за собой массу, одновременно служила связывающим звеном с другими деревнями и целью себе ставила нельзя сказать, чтобы свержение власти, а полный отказ подчиниться таковой в деле выполнения государственной разверстки и трудовой повинности, ведя [за собой] темную массу. А последняя, веря Медведеву как члену сельского совета, Иванову как хорошо грамотному и развитому человеку и Плесовских как кулаку, пользующемуся уважением со стороны крестьян, тем самым могла создать на этой почве кровавое столкновение, от которого могло пострадать много невинных. Вот почему эту тройку выделяю я в первую группу обвиняемых. И к тому же нужно приписать, что эта тройка является кулацкой.

2. Вторая группа в лице Семенеца Пантелея, Рябова Пахома, Иванова Ивана Егоровича, Поликарпова Василия и Шихова Федора по произведенному следствию является вторым авангардом, т.е. всемерной поддержкой первой группы в смысле усиленной агитации против выполнения государственной разверстки и трудовой повинности. Хотя нельзя сказать, чтобы эта группа выделялась вожаком передовой в деле7, но играла роль пособничества в деле первым трем вожакам, т.е. Медведеву, Иванову и Плесовских, ставя себе целью завоевания на свою сторону темной массы. Из этой пятерки первые трое являются середняками, а вторые двое — бедняками, но оправдания [им] в деле следствия не видно. Если смотреть с государственной точки зрения на тот инцидент, который разыгрался по их инициативе в смысле усиленной агитации и участия в деле бунта в руках с кольями, но подвергнутые аресту без таковых, то остается сказать одно, что они совместно с первой группой являются виновниками почти одинаково.

3. Третья группа в лице Буданова Алексея, Мартыненко Прокопия, Криворученко Игнатия, Криворученко Харитона, Плесовских Анисима (бедняк) и Батурина Ивана Захаровича (то же самое), кроме Батурина, производила агитацию, но, по свидетельским данным, уже не настоль внушительно, как первая и вторая, ибо производила колебания в ту и другую сторону, но все же нельзя сказать, чтобы не была внушительна. Само собой, [результаты] следствия доказывают их вину, но только отличительно от первой и второй группы тем, что в этой группе являются лица не в полной уверенности в своей начатой работе. Приходится сказать с уверенностью, что и эта группа замешана второстепенной виновностью случившемуся инциденту8. Из этой группы выделяется гражданин Батурин, хотя в смысле агитации против него является незначительная улика. Но характерно отметить, что он является осведомителем крестьян о прибытии должностных лиц и наталкивающим массу на преступления как в отказе дать подводы тому или иному советскому работнику, следовавшему по делам службы.

4. Четвертая группа, являющаяся в лице обвиняемых Алексея9 Бешенцева, Петра Емелева, Андрея Андреевского, Минея Усольцева, Ивана Пилюгина, Прокопия Володина, Нестора Пугачева и Михаила Широковского, хотя и замешанных в деле обвинения, но часть из них совершенно не причастна к делу. Как установлено следствием, против некоторых хотя и есть незначительные улики, но в то же время и есть показания совершенно оправдывающие, а в отношении двух последних совсем нет улик в их преступлении. Большею частью из этой группы из обвиняемых являются полезными свидетелями Володин и Бешенцев. Таким образом, все вышепоименованное подтверждается произведенным следствием в лице ряда свидетельских показаний.

Привлеченные лица в качестве обвиняемых виновными себя в приписываемом им обвинении не признали, всячески отрицая, ссылаясь на разные увертки и указывая вину на других, как видно из показаний обвиняемых Буданова, Поликарпова и др., ссылаясь всецело на виновность Медведева, Иванова и Плесовских Игнатия (убитого).

Из всех обвиняемых признали себя виновными косвенно Иванов Иван Егорович и прямо — Иванов Алексей Иванович лишь в том, что он участник лишь составления приговора, который сам же и уничтожил после возникшего бунта.

Останавливаясь на изложенном и основываясь на ряде свидетельских показаний, со своей стороны признаю виновными:

1) граждан Медведева и Иванова Алексея как самых главных виновников в первостепенной роли дела [о] случившемся бунте10 и [в] задержке выполнения государственной разверстки и трудовой повинности, а также в деле организационной работы среди темной массы, к чему привело нежелательное явление11, что безусловно является преступлением государственной важности;

2) граждан Поликарпова, Семенеца, Рябова, Шихова и Иванова Ивана в том, что они за своими вожаками играли первостепенную роль в смысле активной агитации против выполнения государственной разверстки и трудповинности, чем служили активным участием в создании организационного бунта, и [в] участии в самом бунте-выступлении явно против вооруженной силы красноармейцев и представителей советской власти;

3) граждан Буданова, Мартыненко, Плесовских, Криворученковых в том, что они хотя не прямое, а косвенное принимали участие в агитации против разверстки и трудповинности, тем самым играли на руку лиц12, стремящихся к достижению задуманной цели в смысле организации на почве неподчинения распоряжениям власти и непризнания таковой;

4) а гражданина Батурина признаю виновным в том, что он, являясь пособником организаторам Медведеву, Иванову и Плесовских, уведомлял население, которое быстро собиралось и противопоставляло своими действиями13, не только отказываясь от разверстки и пр., но и совершенно отказывалось давать подводы, что вынуждало советских работников деревня от деревни ходить пешком;

5) против граждан Емелева, Андреевского, Усольцева, Пилюгина, Володина, Пугачева и Широковского улик обвинения не нахожу и со своей стороны могу им вынести оправдание с прекращением о них дела. Против гр. Плесовских Игнатия, убитого на месте (тело его предано земле, смотри в деле акт, составленный милицией), делопроизводство прекратить. В отношении же лиц, указанных в 1, 2 и 3-й группах, в привлечении их к ответственности следствие считать законченным и дело передать на рассмотрение Тюменского губревтрибунала. Лиц, содержащихся под стражей, перечислить за последним.

Уполномоченный Хохлов

Утверждаю: начмилиции [подпись неразборчива]

Начполитбюро Недорезов

 

ГАТО. Ф.р. 152. Оп. 2. Д. 44. Лл. 68–70. Машинописный подлинник.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация