Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
СИБИРСКАЯ ВАНДЕЯ
Глава 2. Причернский край («Роговщина») [Документы №№ 50–190]
Документ № 61

Доклад инструктора отдела управления Алтайского губернского ревкома В.И. Моисеева


г. Барнаул

3 апреля 1920 г.

Был назначен в 4-й район [Барнаульского уезда], в который входили 4 волости, с товарищем Лариной. <...>

Приезжаю в Дмитро-Титовскую волость. Здесь настроение волревкома революционное, дела идут хорошо, есть партийная ячейка. Познакомился [с] составом волревкома. Когда пояснил, что приехал выбирать советы, были очень рады. Когда спросил настроение волости, [ответили] «ничего». Был приглашен к секретарю ячейки, где собрал членов, где мне сказали, что к нам приезжал от Жуланихи Новоселов, который говорил на собрании крестьян, что не надо власти, всякая власть есть насилие над человеком. Вы говорите, что от крестьян требует город хлеба для рабочих, а в городе 26 тысяч дармоедов и 16 тысяч офицеров, полный Барнаул, и все заседают в учреждениях.

Был обмен мнений, потом [я] сказал товарищам, что нам надо приступить к выборам в сельские советы, что было сделано. Когда съехались делегаты, сделал доклад, стали выбирать волисполком, выборы прошли хорошо. Люди прошли самостоятельно, только было затруднение о волостных секретарях. Закончив выборы, отправился дальше.

Приезжаю в Озерно-Титовскую волость. Волревком находится на страже соввласти; когда стал беседовать, я спросил: «Какое настроение крестьян?» Волревкомовцы говорят, что к власти враждебное настроение, во всей волости нет партийных ячеек; я спросил: «Почему нет ячейки?» Они говорят: «Крестьяне идут против власти, и нам, говорят, ячейки не нужны». Попросил волревкомовцев, потому что ребята хорошие, поехать по селениям, что было сделано. Когда выбрал сельские советы, сделал съезд волостных представителей, сделал доклад о сущности и задачах советской власти. Когда приступил к выборам и открыл собрание, [то] выбирали председателя три часа, ну, с трудом, все-таки [он] был избран после [моего] пояснения. [Когда] стал делать выборы [в] волисполком, то крестьяне стали в тупик. Я обратился к крестьянам и сказал: «Почему Вы не выбираете?» Один крестьянин встает и говорит: «Что же Вы молчите, говорите открыто, что мы против власти». Крестьяне закричали, что да, нам власть не нужна. После долгого волнения стали приступать к выборам волисполкома, что и было сделано. Волисполком избран, а также и делегаты на [уездный] съезд [советов].

Мариинская волость. Приезжаю в с. Жуланиху. Волревком в плачевном виде. Когда я спросил, что у Вас есть ячейка, они усмехнулись и говорят, что здесь безвластие, ячеек нет. Стал беседовать и пояснил, что приехал выбирать советы. Они спросили: «Как Вы приехали, у нас настроение против власти?» После беседы я просил, чтобы они помогли мне провести по селениям [выборы] в советы, что было сделано. Приезжаю обратно в с. Жуланиху. Т. Рогов послал своего мальчика, чтобы мы пришли к нему. Придя на квартиру, познакомились. Он сказал: «Вы по каким делам приехали?» Мы сказали, что выборы в советы производить. Он сказал, что приветствует. Мы спросили: «И почему Вы не едете в город работать?» Он сказал, что у Вас в городе много гадов, которым надо сделать чистку, как только поправлюсь здоровьем, я приеду. После продолжения беседы, где он жаловался, за что был посажен в тюрьму и т.д.

На второй день съехались делегаты. Открыл собрание, предложил выбрать председателя, который прошел голосованием. Он вышел и сказал, что председателем буду, но протокол подписывать не буду. Крестьяне спросили: «Почему он не будет подписывать протокол?» Он сказал, что мы идем против власти, то мне не нужны никакие выборы.

Крестьяне все сказали, что долой властелинов советского правительства. Я хотел закрывать съезд, как крестьяне сказали, что будем выбирать советы. Выбрали председателя. Открыл съезд, сделал доклад. Выборы происходили с утра до вечера и волисполком был избран, и делегаты на [уездный] съезд [советов]. На съезде говорили крестьяне: «Почему у Вас в Барнауле много гадов, которые сидят на тепленьком местечке и кушают жареные котлеты, почему Вы не делаете чистку этим гадам? Мы кровь проливали в Сибири, чтобы уничтожить этих гадов, а власть их огораживает штыками. <...> Как же смотреть на этих гадов рабочему и крестьянину? Раз эта власть смотрит на этих гадов с опущенными глазами, то мы, крестьяне, организованным порядком, с пилами и топорами, с кольем и пиками пойдем на этих волков, прикрывшихся овечьей шкурой, чтобы наша кровь в Сибири не проливалась зря. Раз стали работать, то будем работать до последней капли крови, ну все-таки гадов уничтожим, хотя они огородились штыками».

Съезд закрыт, крестьяне разъехались.

Инструктор Моисеев

 

ЦХАФАК. Ф.р. 9. Оп. 1. Д. 83. Л. 3. Машинописная копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация