Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1990 год [Док. №№ 77–120]
Документ № 116

Тезисы А.Н. Яковлева к Президентскому совету СССР по проекту программы конверсии оборонной промышленности на период до 1995 г.1


Ноябрь 1990 г.


 

1. Вопрос предельно сложный. Программа конверсии — документ прежде всего политический. И потому он должен с самого начала определять долговременные цели конверсии, устанавливать их взаимосвязь с общими целями социально-экономического развития страны и политики национальной безопасности.

Тут могут быть два подхода: либо мы исходим из того, что приперты экономически к стенке, сметаем со всех сусеков и потому отрываем что можем у оборонного комплекса, тем самым объективно, независимо от наших желаний, рискуя обороноспособностью страны.

Либо мы подходим к конверсии в корне иначе, с другой философией.

Во-первых, признаем — хотя бы для самих себя, — что создали избыточный военный потенциал.

Во-вторых, признаем изменение в характере угроз, сегодня и на перспективу, и нашей национальной безопасности.

И в-третьих, рассматриваем саму конверсию не как вынужденную уступку фанатикам перестройки, а как экономическую базу новой концепции национальной безопасности во взаимосвязи военных и невоенных, внутренних и международных факторов безопасности.

2. Для чего конверсия? — Ответ не сводится только к очевидному: что, приняв принцип разумной достаточности в обороне, мы должны сейчас разумно распорядиться вооружениями и мощностями.

Не сводится, на мой взгляд, ответ и к той формуле, что нужно взять столько-то миллиардов из военной сферы и направить их в гражданскую.

Товарищи из военно-промышленного комплекса правомерно говорят о своей озабоченности в отношении высококвалифицированных кадров, научного и производственного потенциала, технических и технологических заделов в оборонных отраслях.

Разделяя эту озабоченность, считаю, однако, что все это будет сохранено, но только в одном случае: если весь этот потенциал будет включен в обновление общества и хозяйства. И не просто включен, но на ряде направлений станет лидировать в новых экономических отношениях.

Больше всего нашей национальной безопасности на видимую перспективу угрожает неспособность экономики развиваться на уровне и темпами мирового развития, преодолеть социально-экономический и организационный иммобилизм. Это чревато и социальными проблемами, и утратой международных позиций. Потому первая и главная цель конверсии — способствовать отражению этой угрозы. Как именно?

Первое. Способствовать социальной переориентации экономики. Насколько в результате конверсии мы приблизимся к решению первоочередных социальных задач — пока в Программе нет на этот счет ни прогнозов, ни ориентиров.

Второе. То же самое — влияние конверсии на выполнение приоритетных задач структурной перестройки, реформы, рынка. Психология проекта Программы на этот счет — оставить в оборонных отраслях все как было в принципе.

3. Вторая цель конверсии — экономия и более рациональное использование средств и ресурсов. Нет у меня ощущения, что проект нас на это нацеливает. Скорее наоборот: сохраняются подходы традиционной экстенсивности. За 5 лет на перепрофилирование производства на гражданские цели предполагается израсходовать 9 млрд рублей. Дополнительные инвестиции в строительство новых производственных мощностей по изготовлению гражданской продукции — более 31 млрд. То есть на гражданские цели будет направлено около 40 млрд рублей, по сути отрываемых от невоенных секторов экономики.

А отдача? В 1995 году должно быть произведено дополнительно гражданской продукции на 13 млрд рублей. Итак, 40 млрд и 13. Если сегодня «оборонка» делает 21 процент всех товаров народного потребления, то в 1995 году — 27 процентов. И пока это — не более чем обещание.

Но ведь в плане затрат это далеко не все. Инвестиции в оборонные отрасли на производство военной техники будут продолжаться, хотя их доля и сократится. Но это еще миллиарды рублей. Говорится о необходимости дополнительных ассигнований на оплату сверхнормативных материально-технических ценностей в военной промышленности, о повышении оптовых цен на военную технику. Во сколько это обойдется?

То есть фактически предлагается проект дополнительных вложений в военную промышленность.

Нет даже попытки оценить экономическую эффективность предлагаемых мероприятий, хотя бы приблизительной прикидки, как скоро за счет развития рыночных отношений могли бы окупиться вложения в гражданскую сферу.

4. Третья цель конверсии, значения которой нельзя недооценивать, — дать материальное подтверждение новому политическому мышлению, основанной на нем внешней политике, доктрине оборонительной достаточности.

Пока и тут проект способен заронить новые семена подозрений.

Настоящая конверсия требует разрушения непреодолимой стены между гражданской и военной экономикой. Однако в предлагаемом проекте не ставится задача разрушить этот барьер и обеспечить перелив научно-технических достижений из военного в другие сектора экономики.

Фактически вместо конверсии предлагается частичная диверсификация. Бросается в глаза крен проекта на консервацию значительной части производственных мощностей. Это звучит и в требованиях о наращивании мобилизационных ресурсов, в том числе в гражданской промышленности. Дотационный принцип финансирования оборонного сектора означает, по сути, и сохранение очень крупных скрытых источников финансирования оборонных усилий.

Все это раскусят за рубежом без труда и быстро. Там, где мы не можем идти на односторонние мероприятия, об этом должно быть сказано ясно и аргументированно. Это — тоже фактор доверия.

И не только доверия. Есть и практическая сторона. Грядут огромные сокращения — и обычных, и стратегических вооружений. Уже идет вывод войск из стран Восточной Европы и Монголии.

5. И четвертая цель конверсии — сохранить, а на перспективу и укрепить обороноспособность страны. Конверсия не должна стать фактором деморализации ни в оборонной промышленности, ни в армии.

Но для этого нужно очертить диапазон и характер военных угроз и обязательств, с которыми мы можем столкнуться в перспективе. Оценить их масштабы и содержание. А пока все это не взаимосвязано. Логика жизни и логика конверсии не совпадают.

Суммирую.

Обсуждаемый проект Программы конверсии представляется полезным как первый практический опыт мышления, работы и планирования в этом направлении. Он многое выявил, показал всю сложность задачи конверсии, позволил четче сформулировать вопросы и ответы, увидеть и понять взаимосвязь проблем. С этой точки зрения, проделанный труд не напрасен. Товарищи, выполнившие его, заслуживают, полагаю, доброго слова.

Но как государственный документ его надо серьезно дорабатывать.

Он не позволяет оценить реальные масштабы снижения бремени гонки вооружений.

Не содержит указаний на их социальные последствия и экономическую эффективность.

Безальтернативен и в исходных его положениях, и в предлагаемых ответах, рекомендациях, путях.

Отстал от хозяйственных, политических, правовых реалий дня.

Поэтому, на мой взгляд, нужна новая философия и Программы, и конверсии.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 1. Д. 219. Машинопись с авторской правкой.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация