Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1990 год [Док. №№ 77–120]
Документ № 90

Запись беседы А.Н. Яковлева с членом Наблюдательного совета «Дойче банк АГ» Ф. Кристиансом (ФРГ)

04.04.1990

ЦК КПСС


 

Представляю запись основного содержания беседы с видным представителем западногерманских деловых кругов, членом Наблюдательного совета «Дойче банк АГ» Ф. Кристиансом.

 

6 апреля 1990 года

 

А. Яковлев

 


* * *

 

Принял видного представителя западногерманских деловых кругов, бывшего спикера правления, а ныне члена Наблюдательного совета «Дойче банк АГ» Ф. Кристианса. В процессе беседы он высказал следующее.

Для меня несомненно, что объединенная Германия будет вести особо интенсивное экономическое сотрудничество с СССР. В Советском Союзе должны знать, что нас весьма волнуют проблемы, связанные с ГДР. Но мы не забываем и обязательства в отношении СССР. От имени правительства и деловых кругов ФРГ хочу сказать, что мы отводим Советскому Союзу важнейшее место в новой Европе и во внешних связях объединенной Германии.

Благодаря М.С. Горбачеву, политике нового мышления не только немцы, но и все европейцы получили исторический шанс. Европой на протяжении 75 лет распоряжались американцы — не столько потому, что они так хотели, сколько потому, что сами европейцы были слишком слабы. Это началось с августа 1914 года. Войну вели и еще более — завершили с помощью США. Они с добрыми намерениями, но без знания Европы определили основные контуры послевоенной европейской политики. И контуры эти оказались таковы, что Гитлеру удалось легко объединить против них всех немцев. Вторая мировая война была выиграна державами коалиции тоже с помощью Соединенных Штатов. У ее конца СССР был силен, а Ф. Рузвельт неизлечимо болен. Эти реалии предопределили раздел Европы.

В 1989 году границы этого раздела пали. 16 июля 1989 года президент Дж. Буш, выступая в университете города Лейдена в присутствии голландской королевской четы, сказал о том, что политика М.С. Горбачева предоставляет большой шанс положить конец расколу Европы. После этого произошли неожиданные события в странах Восточной Европы.

Сейчас на всех европейцах лежит историческая ответственность, продолжал Ф. Кристианс. Необходимо придать Европе новый облик. Это невозможно без участия Советского Союза. Поэтому, при всей значимости для ФРГ отношений с Европейским Сообществом и с ГДР, в ФРГ намерены заниматься развитием отношений с СССР, будут внимательно следить за тем, как Советский Союз станет преодолевать свои внутренние трудности.

По мнению Ф. Кристианса, как с практической, так и с политико-психологической точек зрения применительно к СССР не может стоять вопрос о какой-либо аналогии «плана Маршалла»1. Западная поддержка перестройки — не помощь бедному и голодающему, каким СССР не является. Нужно экономическое сотрудничество в широком диапазоне и на паритетных началах. В конкретных мерах и формах такого сотрудничества многое будет зависеть от решений, принимаемых советской стороной.

Ф. Кристианс сказал, что не всегда такие решения являются наилучшими, не всегда их воплощение в жизнь отвечает целям перестройки. Еще два с небольшим года назад, сказал он, экспертам ФРГ было ясно, что в 1989–1990 годах Советский Союз столкнется с трудностями в снабжении населения. Тогда Н.И. Рыжков изложил такой подход: не импорт товаров народного потребления, но рационализация советской легкой и пищевой промышленности при помощи западных кредитов, ее модернизация.

13 апреля 1989 года состоялась первая беседа на эту тему, и уже 6 мая, через четыре недели, в ФРГ было принято решение и выделен кредит до 3 млрд марок. При этом предлагалась такая схема его использования: свести между собой советские предприятия, нуждающиеся в модернизации, и соответствующие западногерманские предприятия, которые совместно определяли бы характер и объемы предстоящих работ, сроки и т.п. Банки же финансировали бы конкретные проекты в общих рамках выделенных кредитов. Советская сторона настояла на том, чтобы кредиты использовались через ее центральные ведомства. К настоящему времени выбрано 2,5 млрд марок из 3-х, время прошло немалое, результаты должны были бы определиться. Но, по данным статистики, производство товаров народного потребления не только не возросло, но и сократилось.

В целом советская сторона подошла в этом случае к решению соответствующих вопросов и медленно, и консервативно, и неэффективно. Более того, при предлагавшемся варианте с западногерманской стороны было бы задействовано большое число средних и малых фирм — наиболее гибких и отвечавших потребностям задуманной модернизации. Сам Ф. Кристианс, а также Г.-Д. Геншер вели в Бонне беседы с десятками руководителей таких фирм, склоняли их к сотрудничеству и многих убедили. Были выданы первые правительственные контракты — и все это в итоге повисло в воздухе.

Мы опасаемся, заявил Ф. Кристианс, повторения чего-либо подобного. По его мнению, а также по мнению участвовавшего в беседе директора Центра международных управлений «Дойче банк» Р. Лебана, массированная закупка под новые кредиты товаров народного потребления и продовольствия на Западе привели бы к ухудшению коммерческих условий предоставления кредитов Советскому Союзу.

Подобная акция, если она будет в какой-то форме проводиться, должна политически и психологически быть представлена как акция помощи перестройке.

Конкретная организация такой акции предполагала бы заключение нового межправительственного рамочного соглашения. Первый год после предоставления кредитов был бы свободен от их возврата, дальше начинались бы выплаты, которые должны завершиться за 10 лет с момента получения кредита. Иные условия кредитования и выплаты потребуют межправительственных соглашений и действий не только в отношениях с СССР, но и во взаимоотношениях западных кредиторов.

Ф. Кристианс отметил, что за последние полгода кредитоспособность СССР на западных финансовых рынках значительно ослабла. Этому в определенной мере способствовало введение новых правил внешнеэкономической деятельности в СССР. Внешторгбанк, крупнейшие и давно известные советские организации остаются на Западе надежными партнерами. Но участились случаи выхода на рынок предприятий и организаций слабых, не имеющих нужных навыков, знаний, опыта. Участились случаи неуплаты или несвоевременной уплаты по конкретным обязательствам с советской стороны. У отдельных предприятий нет даже опыта того, как быть уважаемым должником. На протяжении двадцати лет Советскому Союзу доверяли. Общая кредитоспособность СССР не вызывает сомнений и сегодня. Но долг названного типа составляет в настоящий момент около 500 миллионов долларов. Само его появление, его характер вызывают неуверенность у западных кредиторов, а она, в свою очередь, переносится на Советский Союз в целом. На рынке кредитов сейчас это означает невозможность более получать кредиты на лучших условиях, необходимость платить дополнительные надбавки за риск, более высокие процентные ставки.

Ф. Кристианс заявил также, что в результате политики нового мышления М.С. Горбачев выступает сейчас как главный гарант кредитной надежности Советского Союза, его личная популярность и поддержка его политики в самом СССР и на Западе прямо влияют на кредитную репутацию страны. На Западе с нетерпением ожидают заявлений и действий Президента СССР по вопросам экономической реформы и политики. Ситуация в СССР настолько сложна, что частный капитал не рискнет ни в какой форме идти сюда без гарантий и поддержки со стороны соответствующих правительств: нужна и государственная, и межгосударственная подстраховка.

Кроме того, сказал далее Ф. Кристианс, я давно хочу подвести европейскую базу под финансовые и экономические отношения с Советским Союзом, чтобы ФРГ не упрекали, будто их главные интересы лежат на Востоке, будто они сколачивают какую-то «ось». Европейская формула сотрудничества была бы более приемлема для всех, в том числе и для США, у которых есть определенные возможности в Лондоне и в Бонне.

Сейчас на Западе, сказал он, начнется очень интенсивная, способная временами принимать резкие формы дискуссия о сути и перспективах экономической реформы в СССР. Сказанное на этот счет в первых выступлениях Президента СССР — исторический по значению шаг, фундаментальный пересмотр многих традиционных подходов, формул, решений. Он открывает огромные потенциальные возможности, но и таит в себе естественные в любом начинании неопределенности и риск. Запад будет тщательно анализировать соответствие практических действий заявленным целям, спорить по ходу этого анализа. Ко всему этому нужно быть готовыми, потребуется трезвая оценка действительности — и на самом Западе, и в СССР».

 

Во встрече принял участие первый заместитель заведующего Международным отделом ЦК КПСС К.Н. Брутенц.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 2. Д. 203. Авторизованная машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация