Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1989 год [Док. №№ 57–76]
Документ № 70

Запись беседы А.Н. Яковлева с послом ГДР в СССР Г. Кёнигом

20.10.1989

ЦК КПСС


 

Представляю запись беседы с послом ГДР в СССР Г. Кёнигом.

 

21 октября 1989 г.

 

А. Яковлев

 


* * *

 

Принял Г. Кёнига по его просьбе.

Г. Кёниг сказал, что имеет поручение Э. Кренца и Политбюро ЦК СЕПГ передать глубокую благодарность М.С. Горбачеву и руководству КПСС за приветственную телеграмму от 18 октября1. Немецкие товарищи хорошо поняли заложенный в ней смысл и выраженную М.С. Горбачевым солидарность с ГДР в весьма непростой момент ее истории.

Э. Кренц, продолжал посол, просил еще раз поблагодарить Генерального секретаря ЦК КПСС за участие в торжествах по поводу 40-летия ГДР2 и особенно за проведенные им беседы, сначала с Э. Хонеккером, а затем со всем составом Политбюро ЦК СЕПГ. Хотя решения, касающиеся СЕПГ и ГДР, действительно принимаются в Берлине, ни для кого не секрет, что именно его дружеская поддержка помогла убедить Политбюро и членов ЦК СЕПГ в настоятельной необходимости кадровых перемен.

Э. Кренц признателен М.С. Горбачеву также за его беседу с членом Политбюро ЦК СЕПГ, Председателем Объединения свободных немецких профсоюзов Г. Тишем накануне ключевого заседания Политбюро, на котором предопределялся ход последующих событий.

Руководство обновлено, отметил Кёниг, но концепции преодоления сложностей, переживаемых республикой, пока нет. На данном этапе сделано все, что было возможным. «В целом, однако, развитие идет не совсем так, как кое-кому хотелось бы».

Выступление на Пленуме далось Э. Хонеккеру нелегко. Он сам внес предложение об освобождении его от постов как Генерального секретаря ЦК партии, так и Председателя Государственного совета ГДР. Держался при этом достойно. Закончив выступление, попросил разрешить покинуть зал. Члены ЦК проводили Хонеккера аплодисментами.

Дальнейшие выступления на Пленуме проходили во многом стихийно. В высказываниях некоторых товарищей сквозили интонации консервативного толка. Вместе с тем секретари окружкомов впервые за долгое время указывали на глубину политического кризиса. Чувствовалось, что в партии накопилась масса больных вопросов. Озабоченности не находили выхода при прежнем руководстве. Теперь плотину прорвало. Было сочтено необходимым прервать прения, имея в виду продолжить разговор по существу на ближайшем пленуме.

Я считаю, сказал посол, что с Э. Хонеккером мы не выправили бы положения, генсекретаря надо было менять. Это понимают в партии, о чем свидетельствует актив берлинской партийной организации, состоявшийся сразу после Пленума.

Очевидно, продолжал Г. Кёниг, что кадровые перемены на этом не закончатся. Уже дискутируется вопрос об ответственности за ситуацию в республике других членов руководства СЕПГ. Развитие здесь в чем-то похоже на ход дел в Советском Союзе в первый период перестройки. Эгон Кренц встретился с сотрудниками аппарата ЦК и разъяснил принятые кадровые решения. Обсуждение этих вопросов не было, по словам посла, однозначным.

Отставка Г. Миттага и И. Хермана отозвалась в партии положительно. На самом же Пленуме против освобождения Э. Хонеккера выступила лишь Ханна Вольф — ветеран партии, бывший ректор ВПШ при ЦК СЕПГ, работавшая в последнее время научным сотрудником у Генсекретаря. При голосовании о выводе из руководства Г. Миттага и И. Хермана был только один воздержавшийся.

Со ссылкой на Э. Кренца посол сообщил, что пока не определены кандидатуры на вакантные должности секретарей ЦК СЕПГ по экономике, агитации и пропаганде, равно как и по вопросам безопасности, государства и права, молодежи. Этим должно заняться Политбюро ЦК СЕПГ на заседании 24 октября. Окончательное решение вынесет следующий Пленум ЦК, который будет проведен, видимо, сразу после 7 ноября. Называвшаяся прежде дата Пленума — 15 ноября — аннулирована.

На повестке дня и некоторые другие кадровые вопросы. Например, в Лейпциге, где разворачиваются напряженные события, до сих пор нет первого секретаря окружкома. Правда, другие члены местного партийного руководства держатся хорошо.

Далее Кёниг прокомментировал выступление Э. Кренца по телевидению. Первоначально предусматривалось подготовить по этому случаю отдельный текст, но в итоге остановились на том, что новый Генсекретарь повторит свою речь на Пленуме. При редактировании получились накладки.

Так, в начале выступления Кренц обратился к гражданам и коммунистам ГДР, а в заключение — только к коммунистам, что не преминул использовать Запад. Тем не менее, заключил посол, дебют нового Генсекретаря был воспринят очень хорошо, а сам Кренц просил передать советским товарищам, что «это — только начало».

На заседании в ближайший вторник Политбюро ЦК СЕПГ займется проектом нового закона о выездах за границу, туризме и т.п. Г. Кёниг полагает, что проект еще сырой и требует доработки. Имеется в виду после обсуждения на Политбюро вынести законопроект на рассмотрение Пленума ЦК и опубликовать в печати для всенародного обсуждения. В конце года можно было бы с учетом замечаний и предложений передать его для решения в Народную палату ГДР. Тем самым была бы продемонстрирована готовность к демократическим методам работы в областях, непосредственно волнующих население. Кстати, отметил посол, придется показать, что речь идет не только о выдаче загранпаспортов, но и обеспечении финансовой стороны дела. По подсчетам, поездки на Запад могут обойтись ГДР примерно в 6 млрд марок в год.

Главная задача прошедшего Пленума ЦК СЕПГ, подчеркнул Г. Кёниг, — мобилизовать партию на решительные действия по преодолению возникшей ситуации, пробудить ее членов из своего рода летаргии, в которую они впали при политике прежнего руководителя. В партии высказывается удовлетворение тем, что Политбюро и ЦК СЕПГ в конце концов выразили свое отношение к реальным проблемам в ГДР. Налицо готовность к активной работе, потребуются четкие ориентиры.

Новое руководство намерено поощрять в партии инициативу на всех уровнях. Каждый, однако, понимает, что, говоря о партии, мы обращаемся прежде всего к рабочему классу ГДР. Положение в рабочих коллективах внешне было спокойным. Но подспудное недовольство росло и там. В последнее время появлялись сигналы неблагополучия, возможности забастовок.

Соответственно одной из главных задач СЕПГ является развитие диалога со всеми слоями населения. Партия не может отгораживаться от кого-либо. Она должна быть открытой для всех, кто готов обсуждать с нею вопросы дальнейшего развития республики как социалистического государства. Во вчерашней встрече с руководством евангелической церкви Кренц определенно заявил, что СЕПГ готова к сотрудничеству с любыми общественными силами, не посягающими на социалистические ценности.

Третья задача состоит в наполнении жизнью существующих в ГДР демократических структур. В ГДР, как известно, имеется несколько партий, крупных массовых общественных организаций. Однако до сих пор эта система не функционировала по-настоящему. Народная палата оказалась вообще отстраненной от дела, ради которого была создана.

Как сказал посол, немецкие товарищи хотели бы перенять опыт КПСС при обсуждении крупных вопросов государственного законодательства и управления. В частности, желательно ввести в практику выдвижение альтернативных предложений, их обсуждение в печати, при рассмотрении в самой Народной палате. Иначе нас не станут воспринимать всерьез, нынешние перемены расценят как тактические шаги. Народ должен поверить в СЕПГ. Для этого, как думает Э. Кренц, необходимы смелые, продуманные и дальновидные решения, предусматривающие, естественно, все возможные последствия.

Назрела необходимость, подчеркнул Г. Кёниг, прекратить двойное руководство нашей экономикой — со стороны ЦК и со стороны Совета Министров. Хозяйственными делами должны заниматься государственные органы. Совет Министров ГДР уже приступил к рассмотрению вытекающих из этого мер. Такое разделение функций, видимо, не дастся легко, поскольку мы основательно испортили кадры и перестроиться им будет непросто.

В выступлении Э. Кренца по телевидению были сказаны взвешенные слова по адресу ФРГ. Мы протянули ей руку, заметил посол, и подтвердили волю к сотрудничеству при строгом соблюдении международного права и заключенных между обоими немецкими государствами договоров. Одностороннего толкования этих договоров быть не должно. Судя по выступлениям Коля, Ламбсдорфа, Бёллинга сразу после Пленума ЦК СЕПГ, дискуссия с ФРГ будет складываться трудно. Г. Коль вообще не заметил ничего положительного в выступлении Э. Кренца. Никто из западногерманских политиков не отреагировал на наши предложения, касающиеся собственно ФРГ.

Внимание, с которым в КПСС и Советском Союзе относятся к событиям в ГДР, их освещение в советской печати с удовлетворением регистрируется друзьями. Э. Кренц в данном контексте говорил послу о необходимости выправления линии прессы ГДР в плане расширения и углубления информации о советской перестройке, о сотрудничестве между нашими обеими странами и его дальнейшем развитии. Генсекретарь напрямую связывает с судьбой перестройки в СССР судьбу социализма и само существование ГДР. В свете этого требования, заметил Г. Кёниг, нам в посольстве будет легче, но одновременно и труднее работать.

Затронув далее вопрос о демонстрациях в ГДР, посол просил не драматизировать эти явления. Конечно, мы за то, чтобы демонстрации прекратились, и работаем в этом направлении. Но не исключено, что в следующий понедельник некоторые группы вновь выйдут на улицы с весьма радикальными лозунгами. Да и Запад продолжает свою подстрекательскую деятельность на этом направлении.

Э. Кренц просил передать, что немецкие товарищи намерены решать эти вопросы политическими средствами, а не силой. Между прочим, Э. Кренц недавно подвергся суровой критике со стороны Э. Хонеккера именно за то, что против крупной демонстрации в Лейпциге сила не была применена.

В заключение своего сообщения Г. Кёниг передал просьбу Э. Кренца о приеме у М.С. Горбачева3 для обсуждения актуальных задач взаимодействия обеих партий. Такая встреча, подчеркивает Э. Кренц, чрезвычайно важна в данное время, ибо она оказала бы самое положительное воздействие на настроения в ГДР. М.С. Горбачев пользуется во всех слоях населения, и особенно у молодежи республики, очень высоким авторитетом. Встреча вновь продемонстрировала бы тесные отношения КПСС и СЕПГ, их волю к сотрудничеству. Если возможно, то Кренц просил бы, чтобы такая беседа состоялась до очередного пленума ЦК СЕПГ.

А.Н. Яковлев. М.С. Горбачев в ближайшие дни совершит, как известно, визит в Финляндию4. После его возвращения, начиная с 30 октября нужно будет высвобождать время и договариваться о встрече, несмотря на все имеющиеся другие обязательства.

В освещении происходящих в ГДР событий мы будем ориентироваться на вашу печать, в том числе и по тональности информации. Будем делать это, чтобы избежать разночтений.

Г. Кёниг отметил, что нынешние изменения в ГДР облегчат, видимо, и работу советской прессы. Что касается печати ГДР, то она подвергается критике. Особенно это касается центрального органа ЦК СЕПГ «Нойес Дойчланд» и информационной телевизионной передачи «Актуальная камера» (по типу нашей программы «Время»).

Высказывая далее личное мнение, посол заметил, что надо бы серьезно и конструктивно обсудить вопросы дальнейших отношений ГДР с ФРГ в смысле их перспектив. Если между нами тут не будет должной ясности, мы не сможем в правильном ракурсе воздействовать на других. Для ГДР это имеет большое значение также с точки зрения внутриполитической работы партии. Пока, сказал Кёниг, при оценке обстановки наши товарищи исходят в основном из действий противника, а не из собственных долгосрочных оценок и интересов. Противник, конечно, внес свою лепту в возникновение сложившейся ситуации. Но мы ставим вопрос о развитии социализма в ГДР и должны посмотреть, как видит путь к социалистическому будущему наш народ. Он не относится отрицательно к социалистической идее, и в этом смысле я разделяю точку зрения Брандта, высказанную им недавно в МГУ по поводу граждан ГДР, переселяющихся в ФРГ.

В.М. Фалин. Брандт сказал, что его интересуют не те, кто покинул ГДР, а те, кто остался в республике.

А.Н. Яковлев. Брандт твердо высказался за существование двух немецких государств, говорил о сотрудничестве социал-демократов с СЕПГ.

Г. Кёниг сообщил, что беседовал с Г. Аксеном по поводу продолжения дискуссий с СДПГ. Они нужны, хотя в настоящий момент в отношениях между обеими партиями возникла напряженность. Может быть, следовало бы, к примеру, оживить деятельность рабочей группы СЕПГ—СДПГ, подготовившей документ о целеустановках по созданию в Центральной Европе зоны/полосы разреженных вооружений. Советские товарищи о нем информированы. Г. Аксен просил высказать мнение о целесообразности выступления с этим документом сейчас.

Главные проблемы, дестабилизирующие ГДР, продолжал посол, связаны с состоянием экономики республики. При видимости относительного благополучия в этой сфере имеется много вопросов.

В этой связи Г. Кёниг высказал просьбу, чтобы со стороны ЦК КПСС, несмотря на разделение партийных и хозяйственных функций в СССР, было оказано содействие бесперебойному осуществлению намеченного сотрудничества. Возможно, помощь ЦК КПСС потребуется в ускорении определения советской стороной позиции по нефти, без чего пока не может быть подписан торговый протокол между обеими странами на следующий год.

Мы отдаем себе отчет в сложностях, с которыми сталкивается народное хозяйство СССР, и по мере сил готовы способствовать их преодолению. Скажем, возник затор на железной дороге в Бресте. Поляки прекратили приемку составов из ГДР. Следовало бы, наверное, повести грузопоток через порт Мукран, если это разрядит для советских транспортников ситуацию.

А.Н. Яковлев. Многие вопросы нужно видеть и решать теперь по-другому. Что касается вашей просьбы, то постараемся в ней разобраться.

Направляя поздравления новому Генеральному секретарю вашей партии, мы ни в коей мере не хотим бросить тень на деятельность Э. Хонеккера. Он патриот ГДР, долгие годы отстаивал интересы социализма, верно служил его идеалам. Но в какой-то момент выпал из ритма жизни, и та его обогнала.

Г. Кёниг сказал, что СЕПГ виновата в возникновении проблем в республике. Ее неполная, невзвешенная информация о Советском Союзе, о развитии перестройки и демократизации нанесла немалый вред. Посол отметил необходимость обстоятельных разъяснений протекающих в СССР процессов. Я за то, сказал он, чтобы публиковать партийные документы, — пусть народ их читает. Нужно продолжать разъяснительную работу, а не сводить дело к погоне за сенсациями.

Наша пресса, продолжал посол, могла бы сделать многое для разъяснения в ГДР процессов советской перестройки. У нас есть хорошие журналисты. Не уверен, правда, не разучились ли они писать. Рассказывая о жизни в СССР, пусть они пишут не только о достижениях, но и правду о проблемах, о том, что мешает и что реально движется вперед.

А.Н. Яковлев. Надо идти вперед на основе все большего понимания друг друга. Михаил Сергеевич с самого начала придерживался такой линии — немецкие товарищи сами разберутся во всем. Нашу позицию надо разъяснять, проявлять терпимость, даже если возникает неверное толкование наших шагов.

В отношениях со странами социалистического содружества имеются понятные различия. Есть различия и у нас с вами. Мы начинаем структурные перестройки. Раньше в КПСС убаюкивали друг друга, утверждали, будто все идет хорошо. Теперь предъявляется спрос за старые грехи, да и новые поднакопились. А у вас своя ситуация — мы понимаем, что значит для вас соседство с ФРГ.

ЦК КПСС критикует советскую печать и некоторых ученых за то, что они мало говорят и показывают, что дала перестройка. А дала она многое. К тому же мы закладываем ныне основы того, что принесет результаты через некоторое время. Видим и свои недочеты, и ошибки, особенно в сфере финансов. Похоже, мы поторопились с введением избрания руководителей предприятий. Важно, чтобы эти и подобные ошибки не повторялись в дальнейшем.

Много шума в сфере, затронутой политической реформой. Каждый хочет проявить себя и самоутвердиться.

Некоторые обвиняют нас в «нерешительности» и даже бессилии, призывают принять жесткие меры в Закавказье. Но мы как раз не хотим стрелять, не хотим перепачкать кровью перестройку. Это — не от слабости. Применение жестких мер не решит проблемы. Решения надо искать политические, четко понимая при этом, что возможны и издержки. Нужно сделать все мыслимое, чтобы убедить народ и обойтись без применения силы.

Понимания необходимости политических решений возникающих проблем порой не хватало ни у нас, ни в социалистических странах. Мы — не слабаки. Но раз мы встали на путь политических реформ, не надо нервничать, должно твердо вести взятую линию.

Я проинформирую М.С. Горбачева о нашей с Вами беседе. Он знает о том, что мы сейчас с Вами встречаемся, и просил передать привет Э. Кренцу. Михаил Сергеевич внимательно следил все эти дни за происходившими в ГДР событиями. В Москве по достоинству оценивают и мужественный шаг Э. Хонеккера, который позвонил совпослу после Пленума ЦК СЕПГ и сообщил о его решении.

Г. Кёниг. Хотел бы в заключение сказать и о следующем. Первым на Пленуме ЦК СЕПГ выступил наш известный уролог проф. Мебель, который сказал, что не был трусом в годы войны с фашизмом, которую он прошел в рядах Советской Армии, но вел себя трусливо все последние годы, находясь в составе Центрального Комитета партии. Он высказался за то, чтобы был создан механизм, исключающий повторение в руководстве партии ситуации, подобной нынешней.

Не все товарищи в партии, заключил посол, поняли до конца причины произошедших в ее руководстве перемен. Некоторые, по словам Э. Кренца, были шокированы. Но это — наша трудность и наша задача по разъяснению этих причин. Для меня лично, как посла ГДР в СССР, три года, которые я провел в вашей стране в период перестройки, были и остаются большой школой.

 

В беседе принял участие член ЦК КПСС, заведующий Международным отделом ЦК КПСС В.М. Фалин.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 2. Д. 185. Авторизованная машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация