Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
АЛЕКСАНДР ЯКОВЛЕВ. ПЕРЕСТРОЙКА: 1985–1991. Неизданное, малоизвестное, забытое.
1989 год [Док. №№ 57–76]
Документ № 57

Запись беседы А.Н. Яковлева с федеральным канцлером ФРГ Г. Колем1

09.01.1989

Передав канцлеру привет от М.С. Горбачева, А.Н. Яковлев в начале беседы сказал, что все договоренности, достигнутые между ним и Генеральным секретарем ЦК КПСС в Москве2, остаются в силе. Мы исходим из того, что предстоящий визит в ФРГ на высшем уровне3 должен быть важным политическим событием, новой вехой в отношениях между нашими странами.

Канцлер поблагодарил и сказал, что 1989 год, с его точки зрения, будет действительно важным, в том числе для него самого в личном плане. Центральным событием будет его встреча с М.С. Горбачевым.

Он это говорит не ради красного словца, подчеркнул Коль. Завтра федеральный канцлер примет решение о дальнейшей помощи Армении4. Видимо, ФРГ предложит построить больницу на базе соответствующих строительных модулей. Он считает, что сейчас важно быстрое строительство, а не проекты, осуществление которых займет несколько лет. Кроме того, ФРГ предоставит Армении племенной скот для восстановления поголовья. Принимая такое решение, подчеркнул Коль, мы хотим помочь людям и сделать одновременно политический жест. Это будет с западногерманской стороны как бы психологический задел для активного развития двусторонних отношений в предстоящем году.

Все, о чем мы договорились с М.С. Горбачевым, сказал далее канцлер, с нашей стороны будет выполняться. Будет подготовлен совместный политический документ. Пусть это будет лучше сжатый документ, но достаточно выразительный, чтобы люди поняли, что действительно открывается новая страница. По Западному Берлину надо будет разработать «надежную формулу», но и этот вопрос разрешим, если обе стороны проявят добрую волю.

Коль выразил надежду, что политика перестройки, проводимая в СССР, будет успешной, ФРГ заинтересована в этом. Открытость Советского Союза повышает возможности сотрудничества во всех областях.

Коль проявлял живой интерес к ходу перестройки в СССР в области экономики и внутренней политики, спрашивал о состоянии межнациональных отношений.

Касаясь реформы политической системы в СССР, канцлер пожелал успехов и сказал, что это огромный и ответственный эксперимент. При таких преобразованиях глубоко затрагивается человеческое нутро. Он сам знает, что такое выдвижение кандидатов. В политической борьбе обычно выходит наружу все то, что в других делах остается «под столом».

В этой связи Коль вспоминал о своих контактах с Аденауэром, о политической борьбе с Брандтом. При этом он проводил мысль, что политическая борьба не только межует людей, но и в чем-то сближает, создает запас совместного опыта, приводит к пониманию общечеловеческих мотивов в действиях противника. Это, кстати, имеет место и в международной политике.

Он сейчас все более отчетливо ощущает возможность установления человеческого доверия с советским руководством. Это чувство у него возникло в ходе встречи в Москве с М.С. Горбачевым. В этом, как он думает, заложена большая возможность для обеих сторон. Он просит передать сказанное М.С. Горбачеву.

Кстати, ему думается, что значительная часть успехов в советско-американских отношениях объясняется тем, что между М.С. Горбачевым и Р. Рейганом установился личный контакт. У него, Коля, с Рейганом открытые и честные отношения. В человеческом плане они разные люди. Рейган не особенно интеллектуальная личность, есть разница в возрасте. Но по-человечески Рейган надежный партнер. И это всегда помогало в делах с США.

Поэтому, говорил Коль, я верю в возможность контакта без бюрократии и чинопочитания на международной арене. Когда такой контакт есть, то возникает чувство взаимопонимания.

Сейчас, продолжал канцлер, наступает важная пора. В Европе много происходит нового. Осталось всего 47 месяцев до создания внутреннего рынка ЕС. Это будет качественный скачок. В мире тоже многое меняется — в Африке, Латинской Америке, Азии.

1988 год был очень хорошим годом, хотя многие до конца это еще не поняли. Пришли в движение и отношения между ФРГ и СССР, наметился прорыв в развитии европейской интеграции. Дело здесь, как он считает, было не только в умении политиков, но и в везении. Он, как канцлер, очень доволен.

Внутри ФРГ обстановка была достаточно сложной, но сейчас его правительство «перевалило через гору». Процесс преобразований в ФРГ стал необратимым. ФРГ слишком долго жила не по средствам. Люди думали, что можно будет и дальше существовать по принципу: все больше потреблять и все меньше работать. Пришлось сказать им, что будущее важнее, чем вопросы досуга, провести необходимые реформы. Это не всем понравилось, но самое сложное уже позади. Дела идут на лад. Экономические результаты года очень хорошие, по научно-техническому прогрессу ФРГ начинает обгонять Японию и США.

Если мы, сказал канцлер, еще наладим дела и с Советским Союзом, то я буду всем доволен. Мой визит в Москву имел очень положительный отклик в стране. Надо идти вперед. Люди должны увидеть, что мы не только произносим речи, но и дела делаем. Это создаст политическую динамику в наших отношениях, позволит набирать темп. Следующие 3–5 лет будут очень ответственным периодом. Я хочу, чтобы это был переломный период, и прошу сказать об этом М.С. Горбачеву. Для этого мне нужен настоящий личный контакт с ним, повторил канцлер.

А.Н. Яковлев обратил внимание канцлера на выступление М.С. Горбачева в Нью-Йорке5. СССР пошел на крупные односторонние сокращения вооруженных сил, мы готовы к переговорам по этим вопросам, поскольку подходим к ним в концептуальном плане. Здесь очень важно было бы сохранить и развить возникшую динамику, т.е. действовать в том плане, как об этом только что говорил канцлер. Нельзя разочаровывать людей. Важно шаг за шагом строить и наращивать доверие. Хотелось бы, чтобы и правительство ФРГ проявило инициативу, внесло свой вклад в то, чтобы разоружение набирало темпы. Не скрою, что у нас есть опасения, как бы не сплотились в качестве тормоза силы, противостоящие процессу разоружения. В этом и будущем году было бы важно перейти через определенный перевал, т.е. не потерять темпа, обеспечить поступательную динамику.

Канцлер заметил, что он видит на этом направлении неплохие шансы. Важно, правда, не столько само разоружение, сколько рост взаимного доверия. Оружие само по себе не может быть ни плохим, ни хорошим, им управляет человеческое сознание. Тут за последние два года произошли серьезные изменения. Позиция ФРГ играла при этом не последнюю роль.

Мы, сказал канцлер, не говорим об этом открыто, но ведь ФРГ — это государство «номер один» в ЕС. Это не всем нравится, поэтому, как учил меня Аденауэр, лучше приуменьшать, чем преувеличивать свое значение.

У меня также отличные отношения с новым президентом США. Он не случайно шлет сюда новым послом своего близкого друга генерала Уолтерса. Это тоже важно для будущего развития наших с вами дел.

Я, пожалуй, подчеркнул канцлер, смогу лучше ответить на ваш вопрос о западных инициативах несколько позже. Буш пока новый человек. У него щекотливое положение в конгрессе. Он должен найти пути для улаживания ситуации. Сразу этого не сделаешь.

Одним словом, заметил Коль, я против тех, кто агитирует сейчас за «огромные шаги». Это пока не получится. Нужно множество более скромных шагов, много встреч и бесед. Это вопрос строительства доверия.

Поэтому я хотел бы иметь возможность иногда сказать М.С. Горбачеву, что я хочу того же самого, что и он, но мне нужно время. Сегодня, может быть, что-то сделать нельзя, а уже послезавтра можно. Возьмите, например, вопрос о «Першингах IА», который удалось решить в 1987 г. Годом раньше я не смог бы принять такое решение, хотя и понимал его необходимость. Именно это я и имею в виду, когда говорю о важности иметь возможность вести откровенные разговоры. Мне нужен прямой контакт, чтобы сказать: время назрело или время не назрело. Сейчас я могу сказать М.С. Горбачеву, что назрело время для общей, принципиальной линии, о которой мы договариваемся.

Канцлер просил учесть, что ФРГ является членом НАТО. В этом альянсе есть свои психологические проблемы. У него есть «друг в Париже» и «коллега в Лондоне». Отношения с ними не свободны от трудностей, хотя эти трудности и не столь уж велики. Он даже понимает поведение Парижа и Лондона. С Миттераном у него меньше проблем, т.к. это «суверенная голова». Он открыл за последние 10 лет для себя немцев. Возникла плотная связь между Францией и ФРГ.

Другое дело — Тэтчер. Она лезет вперед, ее везде хвалят, пишут, что Англия проводит правильную экономическую политику, а ФРГ — ошибочную. В итоге же оказалось, что экономические результаты у ФРГ лучше и действует она ловчее. Тэтчер это не нравится. К тому же, заметил канцлер, мы, немцы, не очень хорошие психологи, и это иногда приводит к трениям.

В общем, подчеркнул канцлер, я вижу хорошие перспективы для развития сотрудничества с Советским Союзом и буду последовательно вести дела в этом направлении. Он выразил надежду, что в ближайшее время будут согласованы сроки визита М.С. Горбачева в ФРГ.

 

ГА РФ. Ф. 10063. Оп. 2. Д. 155. Авторизованная машинопись.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация