Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ЭКОЛОГИЯ И ВЛАСТЬ. 1917–1990
Плоды управления [Док. №№ 21–84]
Документ № 39

Из отчета Комплексной экспедиции Наркомата рыбной промышленности СССР по обследованию нерестовых водоемов в дельтах рек Сырдарьи и Амударьи. — О состоянии опресненных нерестилищ Аральского моря и перспективах рыбохозяйственной мелиорации в связи с ирригационным строительством1

02.01.1944

1. Нерестилища дельты Сырдарьи

 

Общее состояние пресноводных нерестилищ в северной половине Аральского бассейна ухудшилось особенно сильно за последние 5–10 лет.

Прекращение притока пресной воды в озера и заливы, служившие местами размножения основных промысловых рыб, и, как следствие этого, их осолонение; прекращение связи с морем из-за заиления или сильного зарастания протоков и гирл и образование сплошных зарослей надводной растительности в самих водоемах являются теми причинами, в силу которых они полностью или частично перестали служить нерестилищами. Особенно быстрое нарастание всех этих причин за последние годы обусловливается не только или, вернее, не столько естественным ходом динамики нарастания самой дельты, сколько рядом внешних причин, к которым, в первую очередь, следует отнести уменьшение стока р. Сырдарьи в связи с громадным водоразбором2 из нее для нужд сельского хозяйства и некоторое понижение горизонта моря.

В результате этого к настоящему времени в северной половине Аральского бассейна не осталось ни одного водоема, в котором бы сохранились оптимальные условия, необходимые для эффективного нереста полупроходных рыб, приспособленных к воспроизводству в пресной воде. Главнейшими водоемами, ранее служившими местами воспроизводства леща, сазана, воблы и других рыб, лежащими в районе дельты Сырдарьи, являются: 1) Джидинская группа, состоящая из озер Джида, Чогур и Джанглыш-Арал; 2) Чушка-Арал; 3) заливы Кара-Терень и Куйлюс; 4) залив Кара-Чалан с озером Бултыхай. Джидинская группа озер расположена в средней западной части дельты Сырдарьи. В недалеком прошлом все три озера представляли собой один водоем, наполнявшийся водами реки через несколько протоков, имевших глубины до 2–2,5 м и ширину 10–12 м. Связь с морем поддерживалась четырьмя гирлами, три из которых прорезали морскую песчаную косу; первое — у существующего подсобного пункта Ваян, два другие располагались севернее, с интервалами в 2,5–3 км. Четвертое, самое северное гирло, представляло собой широкую (до 500 м) горловину залива между северной оконечностью морской косы и береговыми отложениями протока Джаман-Ала. По словам местных старожилов-рыбаков, 10–15 лет назад озера Джидинской группы имели достаточно хорошую связь с рекой, морем и между собою. С течением времени конусы выносов, образуемые протоками, впадающими из реки в озера, постепенно нарастая, разделили водоем на отдельные части, которые теперь, по существу, являются отдельными водоемами и носят названия Джида, Чогур и Джинглыш-Арал. Вследствие зарастания и заиления протоков, соединяющих озера с рекою, доступ пресной воды в них совершенно прекратился. Последний проток в озеро Джида перестал действовать в 1939 г. Это явилось причиной отмирания морских гирл, которые, при отсутствии в них скоростей, были засыпаны морскими наносами. Сейчас места существовавших прежде протоков из реки можно обнаружить лишь с трудом по небольшим тальвегам, оставшимся в береговом валу реки, и более высоким зарослям тростника, растущим по их берегам. Морские гирла сохранились несколько лучше, но только со стороны озер, где до сих пор ясно видны их русла с глубинами до 1–1,5 м. Со стороны же моря абсолютно никаких следов гирл обнаружить нельзя. Несколько лучшую картину представляет морское гирло, соединяющее озеро Джида с морским заливом. Ширина его еще и теперь достигает 450–500 м, но сплошные тростниковые заросли совершенно закрыли входы в озеро, так что даже на небольшой лодке с трудом можно пробраться на 40–50 м вглубь зарослей на небольшие плесы, сохранившиеся на местах бывших протоков. Подход к горловине залива с морской стороны сильно обмелел, резко обозначились бары, идущие параллельно береговой линии, так что средние глубины в северной части залива не превышают 50–70 см. <...>3

В прошедшем десятилетии было сделано две попытки опреснения Кара-Тереня, которые, по-видимому, имели своей целью не столько восстановление здесь нерестилищ, сколько возрождение промысла, дававшего раньше более 3 тыс. пуд. суммарного вылова, и, главное, дать пресную воду для жителей поселка Кара-Терень и рыбоприемного пункта. В 1930–31 гг. был построен канал Тас-Арык (Тастак), отходивший от Сырдарьи в километре ниже протока Сагимбай и впадавший в северный залив Кара-Тереня. Залив должен был служить отстойником. Канал имел длину около 5 км, ширину по дну 2,5–3 м и наполнение 0,5–0,7 м. Вследствие неудачного выбора места захвата перед входом в канал образовалась отмель, затем заиление распространилось на всю головную часть канала, и к 1935 г. он фактически перестал действовать. Второй канал — Картьма — прорыт в 1938–1939 гг. Голова этого канала расположена на полтора-два километра выше протока Сагимба, затем канал проходит вдоль границы камышей у восточного подножья Кос-Аральского плато и впадает в северо-восточный угол Кара-Тереня, у кирпичного завода. Размеры канала очень незначительные, ширина по дну 1,0 м, наполнение — 0,5–0,7 м. К настоящему времени канал почти перестал действовать. На всей длине он покрыт зарослями тростника и сильно заилен. Расход в нем, который мы наблюдали в конце июля, т.е. в период стояния высоких горизонтов в Сырдарье, был не более 20–25 л в секунду. Несомненно, что ни Тас-Арык, ни Картьма, в силу совершенно незначительных расходов, которые они способны пропускать, не могли оказать большого внимания4 на солевой режим Кара-Тереня. Канал Тас-Арык в первые годы своего существования еще опреснял северо-западный угол Кара-Тереня, к концу же работы канала опреснение плеса почти не ощущалось. В период обследования Кара-Тереня и Куйлюса соленость в них была приблизительно та же, что и в море, в некоторых случаях даже превосходя последнее. Четвертым придельтовым нерестилищем Сырдарьи является залив Кара-Чалан и примыкающее к нему озеро Бултыхай. Они расположены в северной части дельты у западного берега п[олу]о[строва] Унадым. Залив Кара-Чалан и озеро Бултыхай можно рассматривать как один водоем, причем последнее является частью залива, заросшей кустами тростника. <...>5

В связи с мощным развитием сельского хозяйства в бассейне верхнего и среднего течения Сыр- и Амударьи в Казахской, Узбекской и Таджикской республиках водозабор для целей орошения все более и более увеличивается. Широкие планы ирригационного строительства, предположенного к осуществлению в течение ближайших лет, после их осуществления значительно изменяет водный баланс рек в их нижнем течении, что естественно отразится на состоянии пресноводных нерестилищ, питаемых их водами. Уменьшение суммарного стока Сырдарьи и Амударьи, которые являются основными источниками, питающими Аральское море, безусловно скажется на его гидрологическом режиме и, в первую очередь, на стабильности его уровня. Громадное испарение с поверхности воды в бассейне Арала, достигающее, по данным А.В. Шнитникова («Приаральский соляной район», издание Академии наук СССР. Москва, 1937), 1400–1500 мм в год, уже теперь делает водный баланс моря очень напряженным. Поэтому дальнейшее уменьшение притока воды может привести к постепенному снижению его уровня. В связи со всем этим перед рыбным хозяйством Аральского бассейна возникает целый ряд вопросов, от разрешения которых зависит его дальнейшее развитие. Уменьшение расходов воды в реках и возможное понижение горизонта моря, в первую очередь и больше всего отразится на состоянии пресноводных нерестилищ, расположенных в дельтах рек, а значит, и на воспроизводстве запасов тех пород рыб, которые размножаются главным образом в пресной и опресненной воде. К сожалению, к моменту составления настоящего отчета мы не имеем исчерпывающих материалов о сроках и объеме предполагаемого ирригационного строительства по Сыр- и Амударье, причем если по Сырдарье мы смогли получить кое-какие, хотя и недостаточные, материалы, то по Амударье мы их не имеем совершенно. Поэтому судить обо всех изменениях в гидрологическом режиме рек, придельтовых нерестилищ и моря мы не можем. Нельзя также предусмотреть сроки этих изменений и разработать мероприятия, которые потребуются для сохранения воспроизводства рыбных запасов Арала при новом его режиме на должном уровне. В силу этого все соображения, приведенные нами, могут относиться только к ближайшим пяти, максимум десяти годам, в течение которых строительство в среднем и верхнем течениях Сыр- и Амударьи еще не окажет особенно сильного влияния на их сток и режим моря. Это особенно относится к Амударье, сток которой в 4–5 раз превосходит сток Сыра. Естественно, что изъятие даже такого количества воды из ее расхода, как и на Сырдарье, где предположено на ближайшие годы орошение сотен тысяч гектаров новых земель, не скажется так резко на режиме ее стока. Кроме того, по полученным нами, правда, словесным сведениям, в Наркомводхозе Кара-Калпакской АССР, они не предполагают больших изменений в расходах Амударьи в течение последующих 5–8 лет, связанных с усилением водозабора для ирригации. Таким образом, приводимые нами ниже расчеты и суждения, основанные на совершенно недостаточном количестве фактического материала, естественно, не могут претендовать на принятие их как непреложных истин, не требующих дальнейшей углубленной и детальной проработки. Наиболее сильные изменения в режиме стока должны произойти на реке Сырдарье. Эта река, являясь второй по величине (после Амударьи) рекой Средней Азии, по своему значению для ирригации стоит на первом месте. Ее водами уже сейчас орошается огромная площадь около 1100 тыс. га; перспективы же развития ирригационных систем предусматривают орошение 1357 тыс. га новых земель. <...>6 Развитие ирригационного строительства в бассейне Сырдарьи потребует огромного количества воды, для получения которой необходимо создание ряда водохранилищ в среднем и верхнем течении реки и на ее притоках, так как незарегулированный сток не может обеспечить необходимое водоснабжение всех ирригационных систем. Из крупных ирригационных и гидротехнических сооружений, которые уже строятся или будут начаты в ближайшее время, можно назвать Фархатскую гидроэлектростанцию и Кзыл-Ординскую плотину. Что касается Фархатской гидроэлектростанции, то из-за отсутствия у нас сведений об этом строительстве мы не можем сказать, какие изменения в режиме стока Сырдарьи произойдут после ее пуска, так как неизвестно, предусмотрено ли оно также и для целей ирригации. С постройкой Кзыл-Ординской плотины, окончание которой намечено на 1947 г., и частичным переустройством ирригационных систем в других районах, на территории Каз[ахской] ССР, орошаемая площадь увеличивается более чем на 120 тыс. га. Как сообщил Наркомводхоз Каз[ахской] ССР (письмом № 7–9 от 22 июля 1943 г.), на территории Каз[ахской] ССР из Сыр-Дарьи действуют 183 оросительных канала, из которых 17 крупных (Кандалар, Чиилинский, Солотюбинский, Как-Су, Кергермес, Джетульжарма, им. Сталина, Октябрьский, Вайбихан, Кзыл-Жарма, Аю-Чагамак, Казалинский, Н. Жана, Карлан, Ишке и Кара-Арык)7. Кроме того, Кировский магистральный канал, орошающий Голодную степь, берет начало из реки Сырдарьи на территории Узбекской ССР. Всеми ирригационными каналами Каз[ахской] ССР из реки Сырдарьи забирается количество воды, приводимое в нижеследующей таблице8.

 

Начальник Аралрыбвода Марочкин

Начальник Комплексной экспедиции Эсмингер

 

РГАЭ. Ф. 9256. Оп. 1. Д. 428. Лл. 10–10об, 13–13об, 21об–22об. Копия.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация