Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БОЛЬШАЯ ЦЕНЗУРА
Раздел третий. «ВЕЛИКИЙ ПЕРЕЛОМ» (1930 — сентябрь 1939) [Документы №№ 131–369]
Документ № 219

Пантелеймон РомановСталину о своем романе «Собственность»

27.05.1933

Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!

К вождям принято обращаться только с просьбами. У меня к Вам нет никакой просьбы, но есть горячая потребность написать Baм, как чувствует себя писатель после постановления 23-гo апреля.

За последние годы (30 и 31) мое творчество совершенно пpeкратилось, я, как попутчик и Пантелеймон Романов, был отделен от живой жизни непроницаемой стеной. Я мог изучать и изображать только мир обывателей, далеких от творческого нерва страны и поневоле мог давать только вещи, разоблачающие обывательщину. И критика меня преследовала за то, что я не даю положительных и героических образов, свойственных нашей эпохе.

Откуда бы я их взял, когда я не имел доступа ни на один завод.

Первый отнесся ко мне с чутким доверием И.М. Гронский и послал меня на строительство. Я уже писал в «Известиях», как это на меня подействовало. А после 23-го апреля я почувствовал, что с меня снято какое-то позорное клеймо, исчезли все следы недоверия ко мне, я ушел, как равноправный член, во все поры общественной жизни.

Это так повлияло на меня, что в восемь месяцев (вместо обычных трех лет) написал большой роман «Собственность» на тему постановления 23-го апреля. Роман написан в тоне такого подъема, юмора и бодрости, какие раньше совершенно отсутствовали в моем творчестве. ГИХЛ сейчас спешно, в течение 25 дней выпускает этот роман и он будет готов к 20-му июня.

В нем дан анализ изживания мелкособственнических инстинктов в прямой связи с постановлением 23-го апреля.

Я пишу Вам не затем, чтобы выразить вполне понятные чувства, какие сейчас переживают все советские писатели. Мне хочется показать Вам конкретный результат постановления, сказавшийся на мне, как на писателе, с такой необычайной быстротой и плодотворностью.

Я счастлив тем, что в подъеме, охватившем меня, я нашел тон, в котором без всякой натяжки могу и в дальнейшем изобретать такие черты нашей жизни, какие раньше мне совершенно не давались.

Роман, если разрешите, я пришлю Вам тотчас по выходе. Я считаю, что Вы являетесь причиной его1.

 

ПАНТЕЛЕЙМОН РОМАНОВ

Москва 27 мая 33 г.

 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 801. Л. 63, 63 об. Машинописный подлинник. Есть подчеркивания рукой неизвестного. Подпись и дата — автографы.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация