Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БОЛЬШАЯ ЦЕНЗУРА
Раздел второй. «СТАЛИН — ЭТО ЛЕНИН СЕГОДНЯ» (1924–1929) [Документы №№ 69–130]
Документ № 117

Демьян БедныйСталину о конфликтной ситуации в газете «Правда»

07.03.1929


В. Срочно

Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!

Письмо сие, так сказать, официальное. Дело вот в чем: «ПРАВДА» есть наш центральный боевой орган. Я — довольно-таки боевой писатель-агитатор. В «Правде» публикуется бесподобный, ни с чем не сравнимый по важности, производственно-трудовой вызов «Красногo Выборжца». Я, как агитатор, чувствую, что тут под ногами горит. Сам горю. Подхватываю тему, гоню в «боевую» газету боевой фельетон — в триста строк. Объясняю, что производственная вялость, «порча рабочего нрава» у нас потому, что в рабоч[ую] среду «просочилась мужичья отрава». Заканчиваю громадный фельетон патетически:

 


Да кто же, чорт побери:


Богатыри


Или блохи,


Недостойные нашей эпохи?


Трудовой мы класс иль озорное охлёстье?


Пролетарский авангард иль мужицкое охвостье?


Неужто у нас — ни классовой гордости,


Ни классовой твердости?


Неужто мы, дьявол возьми,


Все забывши, что Ленин и Маркс втолковывали нам,


Осрамимся пред своими детьми,


Подведем их к развалинам


И скажем им: «Вот


Тут был дом, тут — завод,


Тут — школа... лишь стены осталися...


Тут мы что-то воздвигнуть пыталися...


Так и осталось оно под лесами...


Достраивайте сами...


Потому что революционный порыв наш зачах,


Потому что мы оказались — банкроты:


Не вынесли на своих плечах


Героической работы!!1

 

Что же? Появляется в «Правде» этот фельетон на следующий день? Усиливает самонужнейшую кампанию? Нет. Нашлось место для громаднейшего фельетона какого-то Ляндау о какой-то обиженной учительнице. Неотложно нужно было утешить учительшу эту2. А о том, что у нас имеются «банкроты», у которых с «революц[ионным] порывом» обстоит плохо, надо было помолчать. На следующий день фельетон стынет помаленечку, маринуется. Взволнованный такой несообразностью, запрашиваю Макса Савельева. Савельев таращит глаза: понятия не имеет, что маринуется такой фельетон. Справляюсь у Крумина: того чище! Слыхом не слыхал о таком фельетоне и что его почему-либо надо задерживать3.

Я СПРАШИВАЮ:

КТО ЖЕ РЕДАКТИРУЕТ «ПРАВДУ»? ГДЕ ПОДЛИННАЯ ЕЕ РЕДАКЦИЯ? УКАЖИТЕ ЕЕ АДРЕС, И Я БУДУ СРАЗУ ТУДА ОТСЫЛАТЬ НАПИСАННОЕ, а не справляться у людей, которые видят только то, что им преподносится в просеянном виде и в сроки, какие кому-то заблагорассудится?4

Я хочу знать: кто одобряет или кто не одобряет мои фельетоны прежде, чем они попадаются на глаза двум вышеназванным, искренне — (мне от этого не легче) — удивленным товарищам, собирающимся сегодня «поднять скандал», «выяснять» и т.д.

Это меня мало успокаивает, так как я, буквально, изматываю себе нервы при продвижении в «Правде» почти каждого мало-мальски острого фельетона. Этим — и только этим — объясняется никому не нужное мое газетное «двурушничество», то есть, вынужденное обращение в «Известия», где моему материалу рады, и случая не было, чтобы не пущенный «Правдой», а напечатанный в «Известиях», материал оказался недоброкачественным.

Скорее наоборот5.

Очень прошу проверить это на том материале, который сейчас застыл в «Правде», на фельетоне: «Кто же мы?». Тут и узнаем: «Кто же редакция»?6

С сердечным приветом

 

Д. БЕДНЫЙ

7/3-29

 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 701. Л. 46–47. Машинописный подлинник. Подпись и дата — автографы.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация