Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
БОЛЬШАЯ ЦЕНЗУРА
Раздел первый. «ЛЕНИН С НАМИ» (1917 — январь 1924) [Документы №№ 1–68]
Документ № 20

СталинЛенину о конфликте вокруг Агитпропа

26.11.1921

Т. Ленин!

Мы имеем дело либо с недоразумением, либо с легкомыслием.

1) Неверно, что «партия в лице агитотдела создает орган в 185 чел.». По штатам, мною просмотренным и подлежащим утверждению Оргбюро, должно быть не 185, а 106 человек (из них нацмен 58 чел.).

2) Неверно, что за вычетом нацмен остается 87 чел., которые «будут разрушать» и пр. По тем же штатам остается не 87, а 48 чел. на работу по агитации, пропаганде и печати.

Т. Крупская читала проект Соловьева, мною не просмотренный и Оргбюро не утвержденный, и решила «что создают новый комиссариат». Т. Крупская поторопилась.

3) Из 48 чел. 6 ч. обслуживают центральный аппарат агитпропа (заведующий, зам. и технич. Работники), 6 ч. — подотдел пропаганды (с таким же соотношением между техническими и руководящ. Работниками), 11 ч. — подотдел агитации и 25 ч. — подотдел провинциальной печати плюс редакции «Вестника агит.», «Известий ЦК», библиотеку, распределение специальной литературы для губкомов. Остальные 58 ч. работают в 8 нацменсекциях, обслуживающих не менее 30 тыс. коммунистов (поляки, финны, евреи, татары и пр.), оставшихся вне республик (и плохо или вовсе не говорящих на русск. языке). Таков тот «новый комиссариат», который так напугал «видавшего виды» Луначарского (должен сказать, что я сократил нацмен ровно вдвое, ввиду чего общее количество работников Агитпропа не увеличилось, а уменьшилось в сравнении с прежним количеством).

4) По «положению» Агитпропа, мною на днях просмотренному и подлежащему утверждению Оргбюро, Агитпроп: а) руководит агитпропработой партийных организаций, собирает и обобщает их опыт, б) контролирует агитпропработу советских и проф. учреждений. Крики о «разрушении» Главполитпросвета — сущие пустяки. Суть в том, что ограничить работу агитпропа посылкой в Главполитпросвет члена ЦК нельзя, ибо тогда выбрасываются за борт обобщение опыта местных парторганизаций и руководство их агитпропработой, что недопустимо, вредно.

Корень недоразумения в том, что т. Крупская (и Луначарский) читала «положение» (проект), принятый в основном комиссией Оргбюро, но мной еще не просмотренный и Оргбюро не утвержденный (он будет утвержден в понедельник). Она опять поторопилась.

5. Сегодняшнюю записку вашу на мое имя (в П. Бюро) я понял так, что вы ставите вопрос о моем уходе из Агитпропа. Вы помните, что работу в Агитпропе мне навязали (я сам не стремился к ней). Из этого следует, что я не должен возражать против ухода. Но если вы поставите вопрос именно теперь, в связи с очерченными выше недоразумениями, то вы поставите в неловкое положение и себя, и меня (Троцкий и другие подумают, что вы делаете это «из-за Крупской», что вы требуете «жертву», что я согласен быть «жертвой» и пр.), что нежелательно1.

Я думаю, что если Оргбюро включит в свою комиссию т. Крупскую и меня (может быть, и Луначарского), то там в комиссии можно будет выяснить все недоразумения и рассеять их или договориться на чем-нибудь. Не испытав эту меру, не следует ставить вопрос в Оргбюро.

 

И. СТАЛИН

 

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5193. Л. 1, 1об., 2. Рукописный подлинник на бланке РКИ.

Опубликовано: Исторический архив. 1994. № 2. С. 219 (публикатор Э.Б. Ершова).


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация