Фонд Александра Н. Яковлева

Архив Александра Н. Яковлева

 
ФИЛИПП МИРОНОВ
Раздел I. На пути к большевизму [Док. №№ 1–76]
Документ № 6

«Как работает Донское войсковое правительство» (Листовка Ф.К. Миронова)1

21.02.1918

сл. Михайловка


 

1. 2 февраля я был приглашен в ст. Етеревскую на станичный сбор для доклада на тему о событиях, происходящих на берегах родного Дона.

Майдан2 станичного правления всех слушателей вместить не мог, пришлось сделать доклад на открытом воздухе. Чтобы ясно обрисовать всю обстановку, приведшую к гражданской войне, необходимо уделить не один день, а два. Только тогда пред глазами слушателей обрисуется довольно ярко хитрая механика помещиков, капиталистов, генералов и проч[ей] буржуазии, задумавших руками донских казаков задушить революцию и снова наложить цепи рабства на трудовой народ.

За неимением времени приходилось останавливаться на главных фактах контрреволюционных попыток, оставляя не освещенными факты второстепенные, а они-то и есть те штрихи, что дополняют общий фон ужасной картины кисти Каледина, его товарища Богаевского, Алексеева, Эрдели, Корнилова, Агеева и всего Войскового правительства.

— А вот, господин, не прочтете ли вот этот листок?!

— Просим, просим!!! — закричали несколько единомышленников лукавого подвоха.

Пришлось остановиться и на листке.

2. Листок носит № 861 и содержит «казачьи ответы» на 24 вопроса.

Заинтересовавшись этим листком, я спросил разрешения оставить его у себя как памятник черносотенной литературы в дни великой Русской Революции, на что подавший указал, что он [листок], не его, а вон того казака.

На трибуну поднялся молодой казак в синем чекмене3, довольно откормленный.

«Господа!.. Вот Вам делегат, — указывая на меня, — много рассказывал, а теперь послушайте и меня».

Упомянув о большевике Эрмане, якобы похитившем у рабочих 34 000 руб. и перебравшемся теперь в Царицын, оратор заявил: уволен я по окончании службы в Таганрогской местной команде на льготу: выехал из Новочеркасска... заснул в поезде — и очутился за Таганрогом; проснулся, — а Таганрог уже заняли большевики. Тут узнал, что у большевиков какое-то собрание, решил пробраться, надел жандармскую форму...

«Кондукторскую», — шепчет сзади войсковой старшина Болдырев.

«Да, бишь, кондукторскую... жандармов теперь нет. Вот поднимается на трибуну делегат ихний и говорит: “Ну, теперь мы тут одни! Скажу вам, что я привез из Петрограда. Я привез 14 млн руб., чтобы на эти деньги стереть с лица земли донских казаков“».

«Человек передает, что слыхал и видел», — суфлирует окружающим все тот же неугомонный Болдырев, видимо, находящийся в полном духовном единомыслии с докладчиком.

Всего бреда этого казака я передавать не стану, трудно уловить мысль, когда человек говорит ложь, когда передает он не свою, а внушенную мысль.

3. Имея дело с явным провокаторством, я попросил у докладчика мандат. Вот его копия: «Войсковое правительство Войска Донского. Просветительный отдел, 26 января 1918 г. № 137. Город Новочеркасск.

Удостоверение. Предъявитель сего урядник Етеревской станицы Попов Яков Егорович, уволенный на льготу по выслуге срока службы в Таганрогской местной команде, что свидетельствуется подписью и приложением печати. Комиссар Войскового правительства В. Ковалев, делопроизводитель Н. Попов». Печать.

Делопроизводитель — наш старый знакомец, бывший помощник окружного атамана Усть-Медведицкого округа войсковой старшина Н.О. Попов.

Не правда ли, граждане казаки, как хорош у нас на Дону просветительный отдел.

Не так давно, всего с ноября месяца 1917 г., занялось наше милое Войсковое правительство просвещением донских казаков под руководством двух директоров гимназии — Богаевского и Агеева, но как неудачно и как преступно! Думается, что это не просветительный отдел, а затемнительный! Отдел провокаторский, субсидируемый средствами буржуазии.

4. Искренне жаль урядника Попова, ставшего на этот страшный, преступный путь. Урядник Попов бессознательно, а может быть, из корыстных видов, что не простится ему никогда, углубляет пропасть между трудовым русским народом. И эта пропасть теперь заваливается трупами тружеников: казаков, солдат, рабочих! Отдает ли себе отчет ур[ядник] Попов, отдавшись на службу преступному Войсковому правительству, этому наймиту помещиков, капиталистов, генералов, дворян и прочей своре трутней трудового народа?!

А что он отдался на службу этой теплой компании, его в этом уличил там же его же станичник Максим Железкин, казак той же Таганрогской команды. Эта команда в свое время отказалась вступить в борьбу с революционными войсками, так называемыми большевиками, и 120 человек этой команды, как заявил Железкин, разошлись по домам, а Попов и другие 29 человек отправились в Новочеркасск к Войсковому правительству, которое и поспешило часть зачислить в затемнительный, то бишь просветительный, отдел, а часть — в ряды борцов за новое рабство русского народа.

5. Итак, граждане казаки! Факт провокаторства налицо! Но попробуйте сказать об этом Донскому войсковому правительству!

Оно сейчас же закричит: «Враги Войска Донского и России стремятся, не стесняясь, самыми гнусными приемами посеять рознь среди донского казачества...»

Впрочем, мы лучше поместим целиком один документ Войскового правительства: «Указ Большого Донского Войскового Круга Войску Донскому и всем донским казачьим войсковым частям. Враги казачества и России стремятся, не стесняясь, самыми гнусными приемами посеять рознь среди донских казаков и подорвать доверие войска и войсковых частей к избранным Кругом Войсковому атаману и Войсковому правительству.

Враги казачества и России говорят, что Войсковой атаман и Войсковое правительство не пользуются доверием Круга, а действуют вопреки его воле.

(Добавляем от себя: авторы указа ошиблись — Атаман и Войсковое правительство не пользуются доверием не Круга, это их союзник, а доверием большинства донского населения и фронтовых казаков.)

Войсковой Круг повелевает Войску Донскому и всем донским казачьим войсковым частям:

1. Не верить подлым наветам врагов Дона и России, так как Войсковой Круг вполне одобряет политику Войскового атамана и Войскового правительства и находит, что эта политика направлена всецело на пользу Дона и России. (Хороша политика, за которую потом приходится кончать самоубийством?!)

2. Все Войско Донское и все донские казачьи войсковые части должны безусловно исполнять приказания Войскового атамана и Войскового правительства. 9 декабря 1917 г., г. Новочеркасск. Подписали: Председатель Круга Павел Агеев. Товарищи Председателя: Б. Уланов, А. Бондарев, С. Елатонцев, А. Попов, И. Зенков, М.В. Моисеев».

Вот тут и разберись наш простак, грамотей-степняк, во всей политике! Вот и пойми: кто стесняется и кто не стесняется гнусными приемами посеять рознь среди нас — донских казаков!

6. И как бы Донское Войсковое правительство и все ему сочувствующие в своем злопыхательстве не валили вину на большевиков, как бы оно не кричало устами обманываемых им урядников поповых — факт остается фактом: трудовой русский народ в лице большевиков гнусными приемами не занимается, а занимается тот, кто теряет богатство, положение, почет, праздную жизнь! Трудовому народу не до этих забав!!

Закончим свою заметку следующим голосом трудового народа, нашедшем отклик на страницах газеты «Правда» № 13 за 1918 г.4


На Дону заварилася каша.


Крепнет рать всенародная наша.


От казаков пришла к нам подмога —


В черносотенном стане тревога.




Вам, казаки, товарищи братья,


Открываем мы наши объятья.


С вами вместе мы твердо и смело


Постоим за народное дело.




Став единою семьею трудовою,


Не боимся мы вражьего вою:


Нам, работникам фабрик и пашен,


Никакой теперь дьявол не страшен...

 

Граждане казаки!! Бросимся же с открытой душою в объятья трудового русского народа, а не в объятья помещиков, капиталистов, генералов и прочих тунеядцев.

 

Командир 32-го Донского казачьего полка гражданин Ф. Миронов

 

РГВА. Ф. 192. Оп. 6. Д. 1. Л. 5. Типографский экземпляр.


Назад
© 2001-2016 АРХИВ АЛЕКСАНДРА Н. ЯКОВЛЕВА Правовая информация