15.02.2000

Доклад Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий о ходе исполнения Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий"

Доклад подготовлен в соответствии с Положением о Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий (пункт 2), утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 2 декабря 1992 года № 1509.

Доклад составлен на основе анализа деятельности законодательных, исполнительных, судебных органов и органов прокуратуры, а также общественных организаций в Российской Федерации, изучения и обобщения письменных обращений граждан, рассмотрения материалов средств массовой информации по проблемам реабилитации жертв политических репрессий.

1. Объект и правовая база реабилитационнного процесса.

Уходящий век стал для России веком невиданных потрясений. Огромна цена, которую пришлось заплатить нашему обществу за социальное экспериментаторство. Жертвами стали все основные классы и социальные группы российского общества. Это крестьянство и рабочие, казачество и военнослужащие, интеллигенция и духовенство. Репрессировались не только граждане, открыто проявлявшие свою нелояльность новой власти, но и те, чья опасность для режима была всего лишь “потенциальной” – так называемые “классово-чуждые” и “социально-опасные элементы”, дети и другие члены семей. Среди жертв политических репрессий – цвет нации, ее самые активные, грамотные, талантливые представители.

В годы гражданской войны, по неполным сведениям, различным видам репрессий подверглись более 2 млн. человек, в первую очередь представители бывших имущих классов и интеллектуальной элиты страны.

Около 1 млн. крестьянских хозяйств или 6 млн. крестьян и членов их семей (данные требуют уточнения) было репрессировано в ходе проведения печально известной коллективизации в конце 1920 - начале 1930-х гг.

По неполным архивным статистическим данным, составленным по заданию послесталинских руководителей еще в декабре 1953 г., органами ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ только в период с 1921 по 1953 год за так называемые контрреволюционные преступления было арестовано 5.951.364 человека, из них осуждено судебными и внесудебными (“тройками”, “двойками”, “особыми совещаниями”) органами к различным наказаниям 4.060.306 человек, в том числе к смертной казни 799.455 человек.

Более чем 2,6 млн. человек исчисляется количество репрессированных по национальному признаку. По решениям высшего партийно-государственного руководства СССР на территории Российской Федерации подверглись депортации 11 народов (немцы, поляки, калмыки, карачаевцы, балкарцы, ингуши, чеченцы, крымские татары, корейцы, греки, финны), а 48 народов – депортированы частично.

В военный период и после окончания Великой Отечественной войны в Советский Союз было репатриировано более 1,8 млн. бывших военнопленных и 3,5 млн. гражданских лиц. Многие из вернувшихся на Родину, пережив немецкую неволю, оказались в сталинских лагерях, подверглись различным видам репрессий.

Общее количество жертв политических репрессий, к сожалению, сегодня еще не установлено, несмотря на работу в этом направлении, предпринимаемую общественными организациями, отдельными исследовательскими фондами и центрами. Однако становится все более очевидным, что людские потери, понесенные страной из-за репрессий, сопоставимы с потерями в годы Великой Отечественной войны.

Начавшийся после смерти Сталина реабилитационный процесс осуществлялся непоследовательно и избирательно, затрагивал далеко не полный круг репрессированных. В первую очередь реабилитировались некоторые партийно-государственные деятели и их родственники, а также те граждане, о которых, как тогда писали, “компрометирующих данных не обнаружено”. То есть реабилитировались такие категории осужденных, признание преступлений против которых не подрывало политико-идеологические устои власти. При этом параллельно с восстановлением справедливости не прекращались репрессии в отношении инакомыслящих.

С приходом к власти Брежнева процесс политической реабилитации остановился вовсе и был возобновлен только в 1987 г. в связи с образованием Комиссии Политбюро ЦК КПСС по реабилитации. Характерной чертой деятельности этой Комиссии были временные ограничения на реабилитацию, не затрагивающую ленинского периода репрессий.

Вернуть доброе имя всем без исключения жертвам незаконных массовых политических репрессий, воздать должное им и их невинно пострадавшим родным и близким становится возможным лишь с крахом тоталитарного режима.

18 октября 1991 г. был принят Закон Российской Федерации

“О реабилитации жертв политических репрессий” (далее - Закон). В этом Законе впервые была дана не только правовая и нравственная оценка государственного террора против собственного народа, но и подчеркнута необходимость ликвидации его последствий. Тем самым новая демократическая власть продемонстрировала стремление добиваться реальных гарантий обеспечения в стране законности, прав и свобод гражданина.

Закон положил начало широкой деятельности по политической реабилитации всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 г., восстановлению их в гражданских правах, устранению иных последствий произвола и обеспечению посильной для государства компенсации материального и морального ущерба.

Впервые реабилитация могла быть инициирована не только представителями органов власти, но и самими репрессированными, равно как любыми лицами или общественными организациями.

Закон, разумеется, не мог сразу решить многочисленные проблемы репрессированных. Поэтому в последующие годы и в сам Закон, и в нормативные акты, регулирующие порядок его исполнения, вносились изменения и дополнения. В 1992, 1993 и 1995 гг. в Закон были внесены изменения и дополнения, существенно расширившие круг лиц, на которых распространяется его действие. Так, право быть реабилитированным или пострадавшим от политических репрессий было распространено на членов семей репрессированных: на детей, супругов, родителей. Внесенные в Закон в соответствии с решением Конституционного Суда Российской Федерации от 23 мая 1995 г. изменения позволили признать подлежащими реабилитации детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, ссылке, высылке, на спецпоселении.

После принятия Закона были внесены дополнения в Закон РСФСР “О государственных пенсиях в РСФСР”, устанавливающие надбавку к пенсии реабилитированным гражданам в размере 50 % минимальной пенсии.

Принятыми во исполнение Закона постановлениями Правительства Российской Федерации утверждены:

- Положение о порядке выплаты денежной компенсации реабилитированным за время их пребывания в местах лишения свободы (16 марта 1992 г. № 160);
- Положение о порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий (3 мая 1994 г. № 419);
- “О погребении реабилитированных лиц в случае их смерти за счет государства” (постановление принято 1 июня 1994 г. № 616);
- Положение о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации (12 августа 1994 г. № 926).

Процесс демократизации общества, формирование правового государства создали благоприятные возможности для реабилитации народов, подвергшихся репрессиям в годы советской власти. В соответствии со статьей 13 Закона Российской Федерации “О реабилитации репрессированных народов” от 26 апреля 1991 г., в период 1992-1994 гг. были приняты нормативные акты, реабилитирующие балкарцев, калмыков, карачаевцев, корейцев, немцев, финнов (пока не приняты такие же акты в отношении поляков, греков, ингушей и чеченцев). Согласно этим документам признаны противоправными и утратившими силу все акты 1930-40-х гг., являвшиеся основанием для политических репрессий против этих народов: насильственного выселения их из мест традиционного проживания, установления режима спецпоселения, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, иных ограничений прав и свобод.

Индивидуальная реабилитация представителей народов, незаконно подвергшихся уголовному преследованию и репрессиям в административном порядке по политическим мотивам в связи с их национальной принадлежностью, стала осуществляться в соответствии с Законом Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий”.

2. Деятельность органов государственной власти по реализации Закона

Законом персональная реабилитация граждан – жертв политических репрессий возложена на органы прокуратуры и внутренних дел. В процессе реабилитации участвуют также органы ФСБ России, архивные учреждения, судебные органы, комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, действующие при органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления.

Реабилитация лиц, необоснованно репрессированных до введения в действие Закона по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, входит в компетенцию органов прокуратуры. Органы внутренних дел занимаются реабилитацией (по заявлениям физических лиц и общественных организаций) граждан, подвергнутых ссылке, высылке, направлению на спецпоселение, привлечению к принудительному труду в условиях ограничения свободы и иных ограничений прав и свобод, осуществлявшихся в административном порядке.

Для выполнения Закона в Генеральной прокуратуре Российской Федерации и Министерстве внутренних дел Российской Федерации созданы специальные подразделения по реабилитации жертв политических репрессий, проделавшие со времени принятия Закона большую работу.

Органами прокуратуры по состоянию на 01.01.2000 пересмотрено более 547 тыс. уголовных дел в отношении 748,7 тыс. лиц. Восстановлено доброе имя почти 565 тыс. граждан. Рассмотрено около 700 тыс. обращений. Пострадавшими от политических репрессий признаны 399 тыс. человек, 9787 граждан реабилитированы по ст. 1-1 Закона (дети, находившиеся с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении).

Непосредственно центральным аппаратом Генпрокуратуры России пересмотрено 39.370 уголовных дел в отношении 69.294 человек. Реабилитировано 45.788 человек. Рассмотрено 59.525 обращений, в том числе 298 – о реабилитации по ст. 1-1 Закона, 23.392 человек – о признании пострадавшими от политических репрессий.

Пересмотрены дела, имевшие большой общественный резонанс. В результате реабилитированы – великие князья из дома Романовых, участники так называемого “Ярославского мятежа” (июль 1918 г.), известные деятели меньшевистской партии Е.Л. Бройдо и Н.Н. Суханов, ученый В.Н. Тимофеев-Ресовский, танцовщик Р. Нуреев, сын Сталина В.И. Сталин (Джугашвили) и др. Оставлены не снятыми обвинения с бывших руководителей карательных органов и организаторов репрессий Н.И. Ежова, Л.П. Берии, В.С. Абакумова, М.П. Фриновского, генералов белой армии А.Г. Шкуро, Г.М. Семенова, П.Н. Краснова, Унгерна фон Штернберга и др.

Во исполнение Указов Президента Российской Федерации от 10.01.94 “О событиях в г. Кронштадте весной 1921 года” и от 08.06.96 “О дополнительных мерах по реабилитации лиц, репрессированных в связи с событиями в г. Новочеркасске в июне 1962 года” пересмотрены дела по так называемому мятежу в Кронштадте, реабилитированы 8910 участников восстания; по делу о событиях в г. Новочеркасске принесено 7 протестов по делам 15 осужденных и ранее не реабилитированных граждан. Все протесты судебными органами удовлетворены.

По распоряжению Генерального прокурора Российской Федерации на военную прокуратуру возложена проверка поступающих обращений и пересмотр дел в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, подвергшихся политическим репрессиям со стороны советских военных судов и внесудебных органов на территории России или репрессированных этими органами за пределами СССР. За время исполнения Закона реабилитировано 11.478 граждан 20 государств: Германии, Японии, Австрии, Венгрии, Польши, США, Швеции и др., отказано по различным причинам в реабилитации почти 2.500 лицам.

Значительное место в работе органов прокуратуры уделяется пропаганде правозащитной роли Закона. Только в 1998-1999 гг. прокуроры 3814 раз выступали в средствах массовой информации с разъяснением положений Закона и политики государства в этом направлении. Для оказания методической помощи тем, кто занимается проблемами реабилитации жертв политических репрессий, Генпрокуратурой России в 1999 г. издан двухтомный сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий.

В порядке прокурорского надзора органы прокуратуры систематически и целенаправленно проводят проверки исполнения реабилитационного законодательства. В ходе 6.242 таких проверок вскрыты многочисленные нарушения прав граждан, связанных с неполучением ими социальных льгот и гарантий (выделение жилья и установка в первоочередном порядке телефона, бесплатный проезд на транспорте, снижение стоимости лекарств по рецептам врача на 50% и т.п.). Больше внимания стало уделяться проблеме неполного финансирования мероприятий, связанных с реализацией Закона. Во всех необходимых случаях принимались меры к устранению нарушений. За последние годы внесено 2.554 акта прокурорского реагирования.

Несмотря на значительную работу, проводимую органами прокуратуры по реабилитации жертв политических репрессий (в 12 субъектах Российской Федерации пересмотр дел на репрессированных уже закончен), она далека от своего завершения. По результатам ревизии архивных фондов органам прокуратуры предстоит пересмотреть еще свыше 415 тыс. дел. Подлежат также пересмотру более 50 тыс. дел в отношении иностранных граждан дальнего зарубежья.

Учитывая объем непересмотренных дел, нынешние явно недостаточные темпы работы, можно предположить, что выполнение требования Закона о проверке органами прокуратуры всех дел с неотмененными решениями судов и внесудебных органов на лиц, подлежащих реабилитации, может затянуться на десятилетия. Такое нетерпимое положение с исполнением Закона требует укрепления штатной численности подразделений прокуратуры, занимающихся вопросами реабилитации. Между тем эта численность за время исполнения Закона не была сохранена, а напротив, урезана более чем в два раза.

Для выполнения задач, возложенных Законом на органы внутренних дел, в МВД России и его территориальных органах в составе информационных центров созданы специальные подразделения по реабилитации жертв политических репрессий. Координация работы этих подразделений возложена на Центр реабилитации жертв политических репрессий и архивной информации Главного информационного центра МВД России.

За период 1991-1999 гг. в органы внутренних дел поступило 3.866.591 обращение граждан по вопросам реабилитации. По результатам их рассмотрения выдано 1.609.178 справок о реабилитации и около 300.000 справок о признании соответствующих лиц пострадавшими от политических репрессий.

Кроме этого, архивные подразделения органов внутренних дел за указанный период выдали свыше 1 млн. архивных справок о сроках нахождения репрессированных граждан под надзором органов внутренних дел, о конфискации и изъятии имущества в ходе репрессий, подтверждающих иные факты применения политических репрессий, а также способствующих установлению судеб российских и иностранных граждан, репрессированных на территории России.

Из общего количества заявлений, рассмотренных за последние три года, более 95% исполнены в установленный Законом 3-х месячный срок.

Основной причиной нарушения срока исполнения отдельных заявлений по вопросу реабилитации является проведение большого объема поисковой работы, связанной с обращением в государственные и ведомственные архивы.

Заявления по вопросам реабилитации граждан, поступающие в органы внутренних дел, распределяются по двум основным категориям репрессированных: кулаки и члены их семей (около 70%) и репрессированные по национальному признаку (около 30 %).

Важным направлением в повышении эффективности работы органов внутренних дел по исполнению Закона является совершенствование научно-справочного аппарата к архивным документам, содержащим сведения о репрессиях по политическим мотивам.

Так в целях оперативного поиска информации в ряде информационных центров МВД, ГУВД, УВД созданы автоматизированные базы данных. В частности, в ИЦ ГУВД Ростовской области информационная база данных “Архив” содержит сведения по таким категориям репрессированных как “Кулаки”, “Власовцы”, “Немцы” (репрессированные по национальному признаку). Данные программы позволяют при рассмотрении обращений граждан значительно ускорить ввод поступающего заявления, поиск данных по имени заявителя и репрессированного, осуществлять контроль по категориям учета репрессированных и контроль за сроком исполнения заявлений.

Сотрудники органов внутренних дел ведут большую пропагандистскую работу с населением: регулярно выступают в средствах массовой информации, в том числе по телевидению с разъяснением положений законодательства по реабилитации жертв политических репрессий.

По материалам Всероссийского совещания-семинара руководителей подразделений по реабилитации и архивной информации органов внутренних дел, которое состоялось в ноябре 1997 г. в Уфе, работники МВД Республики Башкортостан подготовили совместно с республиканским телевидением специальную передачу по вопросам исполнения заявлений о реабилитации жертв политических репрессий. К 5-летию создания в органах внутренних дел подразделений по исполнению Закона большинство ИЦ МВД, ГУВД, УВД организовали соответствующие выступления по телевидению.

Деятельность органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации по исполнению Закона проходила в тесном взаимодействии с Генпрокуратурой России, органами внутренних дел и другими заинтересованными органами государственной власти.

В общественных приемных органов ФСБ России принято 115.600 человек, рассмотрено 498.597 обращений граждан, запросов государственных и общественных организаций, связанных с решением широкого круга социально-правовых вопросов: установлением судеб репрессированных; предоставлением копий документов, подтверждающих конфискацию имущества; выдачей архивных справок о месте жительства и составе семьи и т.д. Нередко в ходе этой работы устанавливались утерянные из-за трагических событий связи между родственниками.

Представители органов ФСБ России приняли активное участие в работе международных комиссий, созданных после выхода Закона. Это позволило установить судьбы многих иностранных граждан, репрессированных на территории СССР, в том числе – военнопленных и интернированных в странах Западной Европы. В этих же целях реализованы или находятся в стадии реализации несколько совместных международных проектов: с мемориалом “Холокост” (США), Немецким Красным Крестом, музеем “Заксенхаузен” (Германия).

В соответствии с Законом реабилитированным гражданам и их родственникам возвращались личные документы. В 1992-1996 гг. была проведена работа по поиску и возвращению книг из личных библиотек, изъятых при обысках у репрессированных по политическим мотивам граждан и хранящихся в фондах библиотеки Культурно-просветительного центра “Лубянка”. Наследникам возвращены книги из библиотек князя Е. Трубецкого, графини Е. Шереметевой, экономиста В. Камерницкого, писателя Н. Телешова и др. В 1995 г. были выявлены рукописи репрессированного крупнейшего советского философа А.Ф. Лосева – “Философия имени”, “Вагнер, Скрябин и гибель европейской культуры”, “Исторический контекст трактата Николая Кузанского” и другие труды, считавшиеся безвозвратно утерянными. Они переданы жене философа А.А. Тахо-Годи. В 1997 г. представителям посольства Республики Польша в Москве и Ведомства охраны государства Польши переданы личные вещи (письма, записные книжки, фотографии) незаконно репрессированного в 40-х гг. члена Совета Министров польского эмиграционного правительства А.В. Беня.

Подлинные материалы или их копии, имеющие важное историческое и художественное значение, в разное время передавались в Государственный архив Российской Федерации, Российский государственный архив литературы и искусства, Российский государственный военно-исторический архив, архив МИД России, Музей кино, Музей имени А. Сахарова, Музей МХАТ им. А.М. Горького, Государственный музей Л.Н. Толстого, Государственный музей музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Государственный музей архитектуры имени А.В. Щусева, другие государственные архивы и культурно-просветительские учреждения.

В рамках реализации Указа Президента Российской Федерации “О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основой для массовых репрессий и посягательств на права человека” органами безопасности переданы на хранение в государственные архивы 1.520.720 рассекреченных уголовных дел, опубликованы сотни ведомственных приказов, директив, инструкций, в соответствии с которыми реализовывался механизм репрессий в годы советской власти.

В целях восстановления исторической справедливости органы ФСБ России активно участвовали в подготовке телепередач, документальных фильмов, публикаций в газетах, в реализации более чем трехсот различных издательских проектов (“Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД”, “Русская военная эмиграция 20-х - 40-х годов”, “За Христа пострадавшие. Гонения на Русскую Православную церковь. 1917-1956” и др.), в подготовке мартирологов (“Книги памяти”, “Расстрельные списки”, “Бутовский полигон” и др.).

ФСБ России осуществлены и продолжают предприниматься меры по установлению захоронений жертв незаконных репрессий, что позволило открыть в таких местах памятные знаки в Москве, во многих республиканских, краевых и областных центрах.

Реализация Закона является одним из важных направлений деятельности архивных учреждений. Они обеспечивают необходимой документной информацией органы прокуратуры, внутренних дел, выдают гражданам справки, подтверждающие применение к ним мер репрессивного воздействия, организуют ознакомление граждан с архивно-следственными и фильтрационно-проверочными делами, предоставляют документальные материалы для проведения научных исследований по проблемам массовых политических репрессий, организуют издания архивных документов по проблемам репрессий (“Трагедия советской деревни”, “Кронштадтская трагедия 1921 года”, “58.10. Надзорные производства Прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде” и др.).

В течение 1991 - 1999 гг. архивные учреждения исполнили более 1,7 млн. запросов учреждений и граждан об установлении фактов раскулачивания, осуждения по политическим мотивам, репрессий по национальному признаку, пребывания в плену, концлагерях, на принудительных работах в фашистской Германии, о конфискованном имуществе, о пребывании детей после ареста родителей в детских домах, определении их подлинных фамилий и др. На более чем четверть полученных запросов даны положительные ответы.

Вместе с тем следует признать, что в работе архивных учреждений имеются сложности и нерешенные проблемы. Наиболее острая из них - нарушение месячного срока предоставления архивных справок или копий документов по запросам органов МВД России и прокуратуры.

В ноябре 1998 г. коллегией Росархива при участии представителей Генпрокуратуры России, МВД России и ФСБ России рассмотрен вопрос “Об участии архивных учреждений Российской Федерации в реализации Закона Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий”. Были определены пути совершенствования работы архивных служб по реализации Закона. Признано необходимым решить вопрос о порядке ознакомления реабилитированных граждан и их родственников с архивно-следственными делами, доступа к этим делам исследователей, представителей общественных организаций и журналистов.

Важная роль в исполнении Закона принадлежит судебным органам. Суды пересматривают уголовные дела в отношении лиц, осужденных за особо опасные государственные преступления. Законодательство предоставляет судам право, в случае отсутствия документов, устанавливать на основе свидетельских показаний факты применения репрессий по политическим мотивам, конфискации имущества и др. Судами рассматриваются также жалобы на решения органов прокуратуры и внутренних дел об отказе в выдаче документов о реабилитации, споры, связанные с возвратом реабилитированным лицам и их наследникам имущества, возмещением его стоимости или выплатой денежной компенсации.

За последние годы судами пересмотрено свыше 26 тыс. дел репрессированных, разрешено более 20 тыс. заключений прокуратуры и органов внутренних дел об отказе в реабилитации.

В последние годы Верховный Суд Российской Федерации, вследствие несовершенства реабилитационного законодательства и отсутствия норм, регулирующих конкретные правоотношения, неоднократно рассматривал отдельные вопросы правоприменения Закона, причем как в порядке надзора за деятельностью судов первой инстанции, так и по существу дела. Определениями Верховного Суда Российской Федерации: от 17 апреля 1996 г. по иску Б.Т. Беспомощнова об отказе в возврате ему жилого дома; от 13 августа 1997 г. по делу И.М. Мазинова о признании его пострадавшим от репрессий, как высланного из Крыма по национальному признаку; от 10 августа 1998 г. по делу К.И. Идикова о необоснованности претензий внуков на получение компенсации за имущество репрессированных родственников; от 19 января 2000 г. по делу И.А. Бернакевича об установлении факта политической репрессии к нему в детском возрасте и необходимости признания его подлежащим реабилитации, – созданы важные судебные прецеденты, регулирующие судебную практику по применению Закона.

Вместе с тем в стране еще не сложилась единая судебная практика применения Закона. По-прежнему отдельные суды из-за отсутствия в Законе необходимого набора правовых формулировок и, в частности, официального толкования используемых терминов и определений, по одному и тому же вопросу зачастую принимают противоречивые и даже взаимоисключающие решения.

3. Деятельность Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий

Решение Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина о создании Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий (образована Указом Президента Российской Федерации от 2 декабря 1992 г.) продемонстрировало то большое значение, которое придает Глава государства проблемам реабилитации невинно пострадавших в годы массовых политических репрессий, необходимости установления полной и объективной картины преступлений тоталитарного режима против народа, выработке сбалансированных подходов в решении вопросов, входящих в компетенцию Комиссии.

На Комиссию, как консультативный орган при Президенте Российской Федерации, возложены:

- координация деятельности федеральных органов исполнительной власти по реализации Закона;
- изучение, анализ и оценка масштабов и механизмов репрессий;
- подготовка и представление соответствующих материалов и предложений по вопросам реабилитации Президенту Российской Федерации;
- информирование общественности о масштабах и характере репрессий.

На первом заседании Комиссии в начале февраля 1993 г. были определены приоритетные направления ее деятельности, утвержден перспективный план работы. Он предусматривал, в первую очередь, изучение и анализ документов и материалов о политических репрессиях в отношении наиболее крупных социальных групп и слоев общества (рабочих, крестьян, священнослужителей, военнослужащих, интеллигенции и др.), политическую оценку этих репрессий с последующим докладом выводов Комиссии Президенту Российской Федерации.

Результатом проведенного Комиссией изучения и анализа ранее секретных документов явились:

- Указ Президента Российской Федерации от 10 января 1994 г. № 65 “О событиях в г. Кронштадте весной 1921 года”, отменивший пункт постановления СТО РСФСР от 2 марта 1921 г. об объявлении участников кронштадтских событий вне закона и восстановивший справедливость в отношении почти 20 тыс. невинных людей - жертв произвола и насилия власти еще при В.И. Ленине;
- Указ Президента Российской Федерации от 26 апреля 1994 г. № 834 “О восстановлении справедливости в отношении репрессированных в 20-30-е годы представителей якутского народа”, который снял обвинения по делу так называемой “младо-якутской национальной советской социалистической партии середняцко-бедняцкого крестьянства конфедералистов” и восстановил доброе имя людей, подвергшихся репрессиям в соответствии с постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) от 9 августа 1928 г. “О положении в Якутской организации”;
- Указ Президента Российской Федерации от 24 января 1995 года № 63 “О восстановлении законных прав российских граждан - бывших советских военнопленных и гражданских лиц, репатриированных в период Великой Отечественной войны и в послевоенный период” (через 50 лет после окончания войны бывшие советские военнопленные получили статус участников и инвалидов Великой Отечественной войны, а с ним – боевые награды и льготы, положенные ветеранам, восстановлены также законные права угнанных в фашистскую неволю гражданских репатриантов);
- Указ Президента Российской Федерации от 14 марта 1996 г. № 378 “О мерах по реабилитации священнослужителей и верующих, ставших жертвами необоснованных репрессий” (дана оценка антирелигиозной политике советской власти, в результате которой были репрессированы сотни тысяч священнослужителей, многие из них уничтожены физически);
- Указ Президента Российской Федерации от 18 июня 1996 г. № 931 “О крестьянских восстаниях 1918-1922 годов” (признаны репрессии в отношении участников этих восстаний нарушением основных прав и свобод человека и гражданина, а участники восстаний – подлежащими реабилитации).

По поручению Президента Российской Федерации Комиссия изучила обстоятельства трагедии в городе Новочеркасске в июне 1962 г., где была расстреляна демонстрация трудящихся. Более 20 погибших, свыше 80 раненых, многочисленные арестованные и осужденные – такую цену заплатили жители города за то, что пытались публично выразить свое недовольство пустыми прилавками магазинов и низкой заработной платой. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 22 мая 1992 г. “О событиях в городе Новочеркасске в июне 1962 года”, предусматривавшее реабилитацию участников этих трагических событий, оказалось не полностью выполненным.

По предложению Комиссии Президент Российской Федерации подписал Указ от 8 июня 1996 г. № 858 “О дополнительных мерах по реабилитации лиц, репрессированных в связи с участием в событиях в г. Новочеркасске в июне 1962 г.”, который позволил завершить реабилитацию жертв трагедии, выплатить им единовременные денежные пособия.

Комиссия проанализировала также содержание и механизм репрессивной политики по отношению к представителям социалистических партий и анархистских организаций в 1917-1950-х гг., последовательно проводившейся властью в целях утверждения и сохранения однопартийной системы в стране. Исследование вопроса высветило идеологическую нетерпимость большевиков к инакомыслию.

Комиссия рассмотрела и такую сложную, общественно значимую проблему, как использование психиатрии в политических целях. Собранные документы и материалы позволяют говорить о том, что внесудебный порядок госпитализации в психиатрические лечебные учреждения использовался для принудительного помещения туда лиц, поведение которых рассматривалось властями как “подозрительное” с политической точки зрения. По неполным данным, за годы советской власти в психиатрические лечебные учреждения страны были незаконно водворены сотни тысяч людей. Реабилитация же этой категории людей в лучшем случае ограничивалась и, из-за пробелов в законодательстве, и сегодня, как правило, ограничивается лишь снятием их с психиатрического учета.

Комиссия исследовала проблемы, связанные с политическими репрессиями в период с 1917 по 1953 гг. в отношении интеллектуальной элиты общества – творческой интеллигенции. Полученные в результате проведенной работы факты о взаимоотношениях власти с писателями, артистами, музыкантами, художниками, представителями других творческих профессий в соответствии с решением Комиссии обнародованы в специальном сборнике документов “Власть и художественная интеллигенция”.

Комиссия изучила обстоятельства так называемого “дела” маршала Г.К. Жукова и пришла к выводу о полной несостоятельности обвинений, выдвинутых в 1957 г. партийно-государственным руководством СССР против прославленного полководца. По решению Комиссии подготовлен к изданию сборник документов “Георгий Жуков. 1957”.

В канун 50-летия Победы над фашизмом, учитывая появившиеся в последние годы в зарубежной и отечественной прессе инсинуации о якобы готовившемся нападении СССР на Германию, распоряжением Президента Российской Федерации от 28 февраля 1995 г. № Пр-319 Комиссии было поручено подготовить сборник, который позволил бы на основе ранее находившихся на секретном хранении и недоступных исследователям документов воссоздать объективную картину событий 1941 г. Итогом проделанной работы стал сборник документов в 2-х томах “1941 год”, который развенчивает утверждения недоброжелателей нашей страны о якобы превентивном характере нападения Германии на СССР, объясняет причины трагедии, постигшей армию в начальный период войны.

В соответствии с поручением Президента Российской Федерации от 3 марта 1998 г. № Пр-432 Комиссия приступила к работе по изданию сборников документов из архива Сталина, раскрывающих его зловещую роль в организации массовых репрессий в стране. Издание таких сборников позволит не только более полно представить репрессивный механизм тоталитарного режима, но и выбить почву из под ног тех, кто пытается реабилитировать Сталина, оправдать массовые политические репрессии, которые напрямую связаны с его именем.

В целом выявленные Комиссией архивные документы и материалы позволяют по-новому оценить многие важнейшие факты и события отечественной истории, которые десятилетиями либо скрывались, либо замалчивались официальной пропагандой, деформируя тем самым общественное сознание. Эти документы, а также полученные Комиссией результаты исследований не могут открыто игнорировать даже историки и политологи откровенно пробольшевистской ориентации.

К сожалению, в ходе исследовательской работы Комиссия сталкивается с препятствиями, в первую очередь, с продолжающим иметь место ограничением доступа к документам. Вопреки Указу Президента Российской Федерации от 23 июня 1992 г. № 658 “О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека”, многие документы такого рода продолжают оставаться на секретном хранении. Созданная распоряжением Президента Российской Федерации от 22 сентября 1994 г. № 489-рп Комиссия по рассекречиванию документов КПСС, действовавшая на правах структурного подразделения Межведомственной комиссии по охране государственной тайны, уже во второй половине 1996 г. практически прекратила свою работу. В результате многие десятки тысяч уникальных документов с давно истекшими сроками секретности, в том числе об организации репрессий, до сих пор остаются не рассекреченными.

Вызывает серьезную озабоченность наблюдающееся в последние годы ужесточение правил доступа в ведомственные архивы к документам, имеющим первостепенное значение для восстановления правды о политических репрессиях. Дело дошло до того, что ранее открытые и уже опубликованные документы вновь стали засекречиваться.

Особое место в деятельности Комиссии занимает работа с письмами и обращениями граждан. В среднем ежегодно в Комиссию поступает около 1 тысячи писем от репрессированных и членов их семей. Письма содержат просьбы оказать содействие в реабилитации, улучшении социально-бытовых условий репрессированных, в выплате компенсаций. Граждане высказывают различные пожелания и замечания к существующему законодательству, претензии к государственным органам и должностным лицам, которые, по их мнению, не могут или не хотят оказать им реальную помощь.

Судя по почте, авторы обращений зачастую вынуждены обратиться в Комиссию при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий лишь потому, что не смогли получить вразумительных разъяснений по интересующим их элементарным вопросам у региональных и местных властей.

“Заниматься моим делом, – пишет, например, Князев из Карагандинской области, – Администрация Самарской области не хочет. Я обращался в суд, но ответа нет. Разъясните, как получить компенсацию за конфискованный дом и разграбленное имущество”.

“Мы слышали по радио, что детям репрессированных будет выплачена компенсация за конфискованное имущество родителей. Местные органы не отвечают нам” – сообщают Чесноков и Циплакова из Томской области.

Немало вопросов содержится в письмах, авторы которых были подвергнуты репрессиям на территории республик бывшего СССР. Одни без конца обращаются в инстанции, но не могут получить необходимые справки. Другие тщетно добиваются выплаты компенсации или выдачи причитающихся им сумм.

“Часть суммы мне выплатили, а часть отказали, сообщив, что я должен получить ее в Азербайджане, где был арестован. И вот уже два месяца я пишу туда, но ответа не получаю”, – сообщает Саричев из Ставропольского края.

Главная причина таких мытарств, как справедливо считают авторы писем, в том, что до сего дня отсутствует система договоров между республиками бывшего СССР, регулирующая их взаимные претензии и обязательства по вопросам реабилитации граждан, не унифицировано законодательство по реабилитации жертв политических репрессий, имеющееся в настоящее время в государствах бывшего СССР.

Во многих письмах в Комиссию содержатся указания на пробелы в российском законодательстве о реабилитации, имеются дельные предложения по его совершенствованию.

Все поступающие в Комиссию письма в настоящее время своевременно рассматриваются. Регулярно ведется прием граждан, обращающихся в Комиссию по проблемам, связанным с исполнением законодательства о реабилитации.

4. Деятельность комиссий по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий.

Основную роль в выполнении Закона в части возмещения материального и морального ущерба репрессированным и их наследникам призваны играть комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, образованные при органах государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с постановлением Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 16 декабря 1991 г. № 2046-1.

На этапе становления комиссий их деятельность была тесно связана с областными и районными Советами народных депутатов. Состав и руководство комиссий в значительной степени были представлены депутатским корпусом. Процесс реформирования представительных органов власти, начавшийся с конца 1993 г., не мог не сказаться на деятельности комиссий. С целью смягчить последствия этого процесса, по предложению Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий руководство Администрации Президента Российской Федерации в ноябре 1993 г. обратилось к руководителям республик, краев и областей с просьбой взять под контроль вопросы обеспечения бесперебойной деятельности региональных комиссий. Это помогло предотвратить самоликвидацию комиссий, обеспечить в целом должный уровень их последующей деятельности. Вместе с тем сегодняшний правовой статус комиссий нуждается в обновлении.

В настоящее время комиссии созданы и действуют во всех республиках (за исключением Чеченской Республики), краях, областях Российской Федерации, а также в городах Москва и Санкт-Петербург.

В состав комиссий входят ответственные работники республиканских, краевых, областных органов власти, представители правоохранительных, финансовых и органов социальной защиты населения, здравоохранения, юридических, архивных служб, общественных организаций, средств массовой информации.

Основными направлениями работы республиканских, краевых и областных комиссий являются:

- координация деятельности региональных органов управления, районных и городских комиссий, общественных организаций, объединений граждан, занимающихся проблемами жертв политических репрессий;
- решение вопросов, связанных с возмещением материального и морального ущерба, нанесенного гражданам в результате политических репрессий, предоставлением льгот реабилитированным и пострадавшим от политических репрессий гражданам;
- контроль и оказание методической помощи районным и городским комиссиям, обобщение опыта их работы;
- увековечение памяти жертв политических репрессий.

Региональными комиссиями накоплен определенный опыт по оказанию методической и практической помощи местным (районным и городским) комиссиям в реализации Закона. В этих целях используются различные формы обучения по вопросам применения законодательства: семинары-совещания председателей и секретарей районных и городских комиссий (в том числе выездные) с привлечением работников областной прокуратуры, УВД, УФСБ, архивов, суда, казначейства, отделов ЗАГСов, управлений социальной защиты населения, различные информационно-методические письма и материалы и др. Многие комиссии субъектов Российской Федерации (Воронежская, Волгоградская, Тульская, Республики Калмыкия и др.) практикуют издание сборников нормативных и законодательных актов, которые помогают районным и городским комиссиям более оперативно и правильно осуществлять рассмотрение заявлений жертв политических репрессий, а гражданам - лучше ориентироваться в законодательстве о реабилитации.

Отдельными комиссиями (Оренбургская) периодически осуществляются проверки деятельность районных и городских комиссий по реализации ими своих функций и полномочий, особенно на основании материалов представлений прокуратуры по вопросам выполнения органами местного самоуправления законодательно-нормативных актов о реабилитации жертв политических репрессий.

Республиканские, краевые и областные комиссии ведут значительную работу с письменными обращениями граждан, по приему посетителей.

Комиссии участвуют в решении вопросов, связанных с социальной поддержкой реабилитированных и пострадавших от политических репрессий граждан. В некоторых регионах страны по инициативе комиссий приняты целевые программы, законодательные акты, направленные на дополнительную социальную поддержку репрессированных (Республика Башкортостан, Хабаровский край, Тульская, Владимирская, Новгородская, Пермская области и др.).

В центре внимания комиссий – решение проблем, связанных с возвратом или возмещением стоимости за имущество, утраченное в результате политических репрессий. Подчас комиссиям приходится рассматривать неординарные заявления граждан по возврату незаконно конфискованного имущества. Так, Белгородской областной комиссией было рассмотрено заявление о возврате конфискованной скрипки Гварнери, принадлежавшей семье, подвергшейся политической репрессии. На заседании комиссии Московской области по заявлению жителя Балашихинского района рассмотрен вопрос о возврате незаконно конфискованного французского ордена Почетного легиона. Комиссии понадобилось длительное время для определения рыночной стоимости ордена, что было сделано лишь после обращения к специалистам Государственного Исторического музея.

Следует отметить, однако, что не везде местные администрации с должным вниманием относятся к организации деятельности комиссий. Для обеспечения их деятельности не всегда выделяются квалифицированные специалисты. И это при том, что, как правило, члены комиссий работают на общественных началах, многие в дополнение к основным служебным обязанностям. При таких условиях трудно рассчитывать на четкое и заинтересованное рассмотрение вопросов по возврату имущества, а также других вопросов, связанных с восстановлением прав реабилитированных жертв политических репрессий.

К сожалению, приходится сталкиваться с фактами небрежного составления комиссиями заключений по вопросам возврата имущества или начисления денежных компенсаций. В них отсутствует необходимое и строго соответствующее законодательству обоснование по принимаемым решениям. Нередки случаи, когда комиссии полностью перекладывают на заявителей заботы по розыску документов, подтверждающих факт конфискации имущества в связи с политическими репрессиями.

Практика исполнения Закона показала целесообразность расширения полномочий комиссий по рассмотрению и принятию решений о выплатах компенсаций за незаконно конфискованное имущество, без предварительного обращения заявителей в суды с целью установления факта конфискации, за исключением спорных случаев. Это обосновывается по крайней мере двумя обстоятельствами, во-первых, очевидностью факта конфискации имущества во всех, за редкими исключениями, случаях раскулачивания, во-вторых, непричастностью самих заявителей к отсутствию необходимых сведений в архивах.

5. Увековечение памяти жертв политических репрессий

Со времени принятия Закона проведена значительная работа по увековечению памяти жертв политических репрессий.

Во многих местах массовых захоронений жертв репрессий установлены памятники и закладные камни.

В целях увековечения памяти советских и польских граждан - жертв политических репрессий, захороненных в Катыни (Смоленская область) и Медном (Тверская область), Правительством Российской Федерации 19 октября 1996 г. было принято постановление № 1247 о создании в этих местах мемориальных комплексов. Работа по созданию этих комплексов ведется, завершено строительство первой очереди государственного мемориального комплекса “Катынь” (подъездной дороги, ритуальной площадки, входа на русское и польское кладбища и др.), но темпы строительства всего комплекса недостаточны, его ввод перенесен на более поздний срок.

По инициативе Белгородского областного объединения жертв политических репрессий при поддержке Администрации области в Белгороде на территории Преображенского собора на благотворительной основе с участием коллективов Лебединского горнообогатительного комбината, АООТ "Белэнергомаш", Юго-Восточной железной дороги в октябре 1994 г. установлен памятный знак, скорбный камень "Жертвам ГУЛАГа". Проведен областной конкурс на лучший памятник жертвам незаконных массовых репрессий, определены место его установки и источники финансирования.

В столице Республики Калмыкия г. Элисте в 1997 г. открыт памятник по проекту скульптора Э. Неизвестного “Исход и возвращение”, посвященный трагической депортации калмыцкого народа. Памятник Э. Неизвестного установлен и в Магадане.

В Кирове на одном из городских кладбищ воздвигнут Памятный знак жертвам репрессий, обустроены места захоронений. На здании текстильного комбината, где раньше была тюрьма, установлена мемориальная доска в память о людях, пострадавших в годы политических репрессий.

В Республике Хакассия в г. Абакане воздвигнут памятник - ансамбль жертвам политических репрессий. На стеллах памятника увековечены имена 2 тысяч жителей Хакассии, расстрелянных в 1937-1939 гг.

Ведется обустройство мемориала на месте массовых расстрелов жертв политических репрессий под Москвой в Бутове, где в период с августа 1937 г. по октябрь 1938 г. по не полным данным было расстреляно более 20 тыс. человек.

Много сделано по увековечению памяти жертв политических репрессий в Томской области. В г. Томске установлен "Камень скорби". Увековечена память уничтоженных в годы массовых политических репрессий в поселке Новый Васюган Каргасокского района. На острове Смерти на реке Обь у поселка Назино воздвигнут памятный крест. Памятные знаки установлены в Асино, в Колпашево, на автодороге Томск-Бакчар в Бакчарском районе.

При поддержке трудовых коллективов и населения Хабаровского края в память о невинно убиенных на кладбище г. Хабаровска воздвигнут мемориальный комплекс: Памятный знак, Стелла-памятник и Часовня. Установлен также Памятный знак на месте бывшей пересыльной тюрьмы в г. Хабаровске, памятник репрессированным крестьянам в селе Георгиевка района им. С. Лазо.

Памятники и памятные знаки на местах массовых захоронений жертв политических репрессий установлены в Приморском крае, в частности, во Владивостоке, Уссурийске. На месте бывшего пересыльного лагеря во Владивостоке установлен памятник поэту О. Мандельштаму.

В целом к настоящему времени на территории Российской Федерации установлено местонахождение не более трети массовых захоронений расстрелянных и замученных в лагерях и тюрьмах. Поэтому основная часть работы по установлению мест захоронений казненных и умерших и увековечению их памяти еще впереди.

Издаются книги памяти жертв политических репрессий. Эта работа осуществляется многими комиссиями субъектов Российской Федерации в контакте с местными прокуратурами, органами УФСБ и УВД, архивными службами, общественными организациями, краеведами-исследователями.

В Псковской области, например, выпущено девять томов Книги Памяти жертв политических репрессий “Не предать забвению”. В них восстановлено доброе имя более чем тридцати тысяч псковичей, пострадавших от политических репрессий. Кроме списков реабилитированных, в вышедших томах опубликованы правовые акты, научно-публицистические статьи ученых-историков, документальные очерки, воспоминания жертв репрессий.

В республике Марий Эл изданы два тома книги “Трагедия народа”. Основой для публикации послужили подлинные документы и протоколы, хранящиеся в надзорных производствах, архивных уголовных делах.

В Самарской области продолжает издаваться “Белая книга” о жертвах политических репрессий. Уже вышло десять томов. Издается книга на средства, предусмотренные областным бюджетом.

Заметным событием в Орловской области стало издание четырех томов Книги Памяти жертв политических репрессий “Реквием”, подготовленных областной комиссией совместно с сотрудниками областных управлений ФСБ и УВД. Получено немало положительных отзывов на изданные тома, в том числе благодарственное письмо в адрес комиссии Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.

В республике Коми выходит мартиролог “Покаяние”, где публикуются документальные, иллюстративные, литературные материалы, рассказывается об истории мест проживания репрессированных, даются сведения о местах захоронений и другие факты, отражающие события тех лет.

В Ярославле уже несколько лет издается Книга Памяти “Не предать забвению”. Первый том вышел в 1993 г., а в феврале 1998 г. состоялась презентация пятого тома. За первые три тома группа составителей была удостоена областной премии имени И. Сурикова.

В Астраханской области подготовкой Книг Памяти занимается специальная временная рабочая группа в составе 5 человек. В первых двух томах публикуются биографические сведения о 10-11 тысячах астраханцев, репрессированных в 1918-1922 гг., третий и четвертый тома Книги будут посвящены трагедии раскулачивания в 1929-1933 гг., когда в области были репрессированы 10 тыс. крестьянских и рыбацких семей (около 60 тыс. человек). В пятый том планируется включить сведения о репрессированных в Астраханской области в 1941-1944 гг. по национальному признаку (калмыках, немцах).

В Кемеровской области утверждена научно-исследовательская, издательская и общественно-просветительская творческая группа по проблеме “Формирование, развитие и последствия карательной политики в 30-50-е годы на территории Кузбасса”. В нее вошли представители Кемеровского университета, областных архива, музея и библиотеки, работники ИЦ УВД области и областной прокуратуры. Цель творческой группы – наряду с проведением научных исследований, – создание Книги Памяти, оказание теоретической и организационно-просветительской помощи комиссиям на местах. За несколько лет проведено 16 экспедиций по местам сталинских лагерей, собран богатый фактический материал об их расположении, режиме, профиле работ и хозяйственной специализации. Обработан фонд административных органов в областном архиве, выделены материалы, определяющие карательную политику в СССР. Подготовлены и опубликованы сборник документов, монография “История репрессий и сталинских лагерей в Кузбассе”. Учебными планами Кемеровского госуниверситета предусмотрено чтение спецкурсов, проведение спецсеминаров по проблемам массовых политических репрессий.

Готовятся к изданию или уже изданы Книги Памяти в г. Москве, Белгородской, Мурманской, Ивановской, Иркутской, Кировской, Курской, Нижегородской, Оренбургской, Томской областях, Хабаровском, Ставропольском краях, республике Хакассия и других регионах страны.

Всего же Книги Памяти издаются в настоящее время лишь в половине регионов России. В них на сегодня учтено примерно 500 тысяч имен расстрелянных и приговоренных к лагерям и ссылкам. Темп, каким сегодня ведется эта работа, явно недостаточен, поэтому завершение издания полных списков репрессированных может затянуться до конца следующего столетия.

В этой связи заслуживает внимания и поддержки инициатива историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества “Мемориал” по созданию единой общероссийской Книги Памяти и электронной базы данных жертв политических репрессий. Не дожидаясь инициативы государства, “Мемориал”, опираясь на собственные силы, богатый исследовательский и публикаторский опыт, развернутую региональную сеть филиалов, самостоятельно взялся за это ответственное и благородное дело. “Мемориалом” изданы фундаментальный справочник по ГУЛАГу, биографический справочник по руководящему составу НКВД, готовится к изданию биографический справочник “Политзаключенные послесталинской эпохи”. Создан общедоступный архив по истории репрессий и сопротивления тоталитарному режиму, учреждены стипендии для студентов, занимающихся проблемами тоталитарного прошлого страны.

Но, конечно, какой бы деятельной и авторитетной ни была общественная организация, работа по увековечению памяти жертв репрессий не должна оставаться без внимания федеральных и региональных органов государственной власти. Только при участии государства может быть обеспечена полнота информации о всех жертвах репрессий.

Материалы по истории массовых политических репрессий используются в процессе преподавания истории в вузах и школах страны. В старших классах школ Пермской области в рамках мероприятий, приуроченных ко Дню памяти жертв политических репрессий, проводятся уроки памяти с использованием обширного методического материала для учителей истории, разработанного директором НИЦ “Урал-ГУЛАГ” А.Б. Сусловым. Ведется разработка учебного пособия для школьников “Защита прав человека и история политических репрессий”.

Вместе с тем, в школьных и вузовских учебниках история террора до сих пор продолжает занимать ничтожное место. Во многих учебниках эта тема вообще замалчивается, а если ей и находится место, то подается она однобоко, как следствие сталинского стремления к единоличной власти. Полностью отсутствует соответствующий дидактический материал по этим проблемам (программы, наглядные пособия, методические рекомендации) для преподавателей школ.

В подавляющем большинстве местных исторических и краеведческих музеев не появилось разделов, посвященных теме репрессий и ГУЛАГа. Более того, в отдельных музеях, где такие экспозиции были развернуты, они постепенно сворачиваются. В итоге посетители музеев ничего не могут вынести для понимания трагического прошлого.

Констатируя определенные положительные результаты работы по увековечению памяти жертв политических репрессий, следует отметить, что основная заслуга в этом принадлежит общественным организациям. Что же касается органов исполнительной власти в центре и на местах, то их поддержка и непосредственное участие в этой работе явно недостаточны. До сих пор отсутствует государственная или государственно-общественная программа увековечения исторической памяти о трагических страницах отечественного прошлого. Между тем, по мнению Комиссии, разработка такой программы необходима, ибо ее принятие могло бы придать этой благородной и гуманной работе системный характер.

6. Финансовое обеспечение исполнения законодательства о реабилитации жертв политических репрессий.

Данная проблема – едва ли не главная, препятствующая нормальной работе по исполнению Закона.

По сведениям Министерства труда и социального развития Российской Федерации количество реабилитированных лиц и лиц, пострадавших от политических репрессий, пользующихся льготами в соответствии с Законом, составило на 1 апреля 2000 г. 779.942 человек, в том числе 463.749 реабилитированных и 316.193 пострадавших от репрессий. Возросли расходы на возмещение реабилитированным лицам и их наследникам по закону первой очереди имущественного ущерба в соответствии со статьей 16-1 Закона. В 1997 г. на указанные цели было израсходовано 426,5 млрд. неденоминированных рублей, в 1998 г. - 534,5 млн. руб. В 1999 г. на возмещение ущерба ушло более 50 % из выделенных бюджетом на нужды реабилитированных средств - 129,3 млн. руб.

В то же время, за последние годы, несмотря на тенденцию роста потребностей в расходах, бюджетные ассигнования из федерального бюджета, являющегося по Закону основным источником финансирования его исполнения, сокращались. Если в 1997 г., в соответствии с федеральным бюджетом, ассигнования на защиту прав жертв политических репрессий были определены в сумме 1126,4 млрд. неденоминированных рублей, то в Законе Российской Федерации “О федеральном бюджете на 1998 год” были предусмотрены расходы всего лишь в сумме 500 млн. руб., более того, в соответствии с утвержденной Минфином России росписью доходов и расходов, они были уменьшены до 368,8 млн. руб., или на 131,2 млн. руб. В 1999 г. вообще был достигнут критический уровень выделения средств - 250 млн. руб. Лишь в 2000 г. ситуация с финансированием Закона (в федеральном бюджете выделено 937,3 млн. руб.) начала выправляться.

Как результат – в большинстве регионов лица, признанные репрессированными и пострадавшими от политических репрессий, оказались лишены возможности пользоваться полагающимися им льготами в полном объеме. По данным из регионов, особенно тяжелое положение сложилось с получением льгот по обеспечению репрессированных лекарствами, по санаторно-курортному лечению, протезно-ортопедическому обеспечению, предоставлению жилищно-бытовых льгот. Не выполняется положение законодательства о предоставлении реабилитированным беспроцентных ссуд на строительство жилья.

Как правило, реабилитированные лица не могут воспользоваться правом льготного ежегодного проезда на железнодорожном транспорте, поскольку установленный порядок предусматривает последующую компенсацию стоимости приобретенного за полную стоимость и использованного билета, в то время как у большинства реабилитированных, особенно проживающих в отдаленных регионах России, просто нет денег на приобретение билета. В связи с этим можно было бы предусмотреть выделение реабилитированным лицам листов-талонов на проезд междугородным транспортом, как это предусмотрено для инвалидов и участников Великой Отечественной войны, инвалидов по общему заболеванию, а также некоторых других категорий льготников.

Серьезной проблемой является длительная задержка гражданам уже начисленных компенсационных выплат за имущество, вышедшее из владения в связи с политическими репрессиями. Людям, большинство из которых давно перешагнули преклонный возраст, приходится ждать положенных по Закону выплат год и более, а многие уходят из жизни так и не получив ни копейки.

Как показала проверка исполнения Минфином России Закона, проведенная Генпрокуратурой России во второй половине 1999 г., положение с финансированием расходов усугублялось еще и тем, что Минфин России не исполнял в полном объеме федеральный бюджет по этому виду расходов. Так, в 1997 г. Минфином России на расходы по защите прав жертв политических репрессий было направлено 587,3 млрд. неденоминированных рублей, или 52,1% от годовых бюджетных назначений, в 1998 г. – 369,0 млн. рублей, или 73,8%.

Сокращение федерального бюджета по финансированию расходов на защиту прав жертв политических репрессий, исполнение его не в полном объеме привели к тому, что перечисленные из федерального бюджета суммы не обеспечили потребности регионов в покрытии фактически произведенных расходов на указанные цели. Это, в свою очередь, привело к росту задолженности федерального бюджета перед регионами, а в результате – к ущемлению прав реабилитированных на получение предусмотренных Законом льгот и компенсаций.

Превышение сумм фактических расходов, произведенных в регионах, над суммами, перечисленными из федерального бюджета, стало в определенной мере следствием ненадлежащей организации бухгалтерского учета, что было отмечено Счетной палатой Российской Федерации, проводившей в конце 1998 г. и начале 1999 г. проверку целевого использования средств федерального бюджета, выделенных на защиту прав жертв политических репрессий в 1996-1997 гг. и за 9 месяцев 1998 г. Сказалось также и недоведение или несвоевременное доведение до регионов лимитов бюджетных обязательств.

В результате долг федерального бюджета перед субъектами Российской Федерации в 1997 г. составлял 182.998,6 тыс. руб. В 1998 г. он возрос до 623.956,4 тыс. руб. На начало 1999 г. он составил 806.955,0 тыс. руб. и лишь в 2000 г. началось его уменьшение.

Ситуация вокруг данной проблемы обострилась после того, как 29 декабря 1998 г. Минфин России издал приказ, которым предусматривается порядок выплаты компенсаций репрессированным и их наследникам региональными и местными бюджетами с последующим возмещением затрат из федерального бюджета. Из местных бюджетов регионам предложено погасить и уже образовавшуюся задолженность. В то же время, в сложившихся условиях многие местные бюджеты не в состоянии производить такие выплаты.

Комиссия при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий дважды в 1999 г. информировала Правительство Российской Федерации о сложившейся ситуации с финансированием исполнения Закона. Однако решений по изменению такого положения принято не было.

Минфином России не выполняется в полном объеме постановление Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. № 419, которое обязывает министерство предусматривать в федеральном бюджете, начиная с 1994 г., необходимые средства для обеспечения представления льгот реабилитированным лицам и лицам, признаным пострадавшими от политических репрессий. Министерство при формировании бюджетных назначений практически перестало включать в федеральный бюджет расходы, связанные с предоставлением беспроцентной ссуды, льгот по обеспечению лекарственными средствами по рецептам врачей со скидкой 50% их стоимости, с бесплатным изготовлением и ремонтом зубных протезов в государственных и муниципальных учреждениях и приобретением мотоколясок и легковых автомобилей для реабилитированных граждан, являющихся инвалидами, выплатой компенсации за бензин, ремонт, техническое обслуживание транспортных средств и запасных частей к ним. При этом делается ссылка на то, что указанные расходы должны финансироваться из местного бюджета.

Комиссией Генпрокуратуры России, проверявшей исполнение Минфином России Закона, было отмечено, что такая позиция министерства противоречит пункту 14 Положения о порядке предоставления льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий, в соответствии с которым расходы по предоставлению льгот указанной категории граждан производятся за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов с последующим возмещением произведенных расходов из федерального бюджета.

На совещании, проведенном в Генпрокуратуре России 15 сентября 1999 г. по итогам проверки исполнения Закона, Минфину России предложено, в частности, принять организационные меры к решению вопроса о ликвидации образовавшейся задолженности, обеспечить порядок финансирования, связанный с предоставлением льгот реабилитированным лицам и лицам, признанным пострадавшими от политических репрессий в соответствии с пунктом 14 Постановления Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. № 419, утвердившим Положение о порядке предоставления льгот этой категории граждан. Минфину России предложено также наладить контроль территориальных органов федерального казначейства за целевым использованием бюджетных средств, предназначенных на оплату предоставленных в соответствии с Законом льгот и компенсаций.

Тяжелое положение сложилось с предоставлением жилья реабилитированным. Если вопросы их постановки на очередь для получения жилья с трудом, но решаются, то перспективы его реального получения более чем скромные. Даже в Москве, где масштабы муниципального жилищного строительства достаточно велики и реабилитированные получали и получают квартиры (в 1999 г. их получила 31 семья), эта проблема сохраняет свою остроту.

7. Проблемы совершенствования законодательной базы по реабилитации жертв политических репрессий

Практика исполнения Закона показала, что ряд его положений нуждается в изменениях и дополнениях. В Законе содержатся формулировки, требующие официального толкования законодателем. Такое положение затрудняет работу органов, исполняющих Закон, отчего в первую очередь страдают граждане, прошедшие тюрьмы, лагеря и ссылки, достигшие преклонного возраста и являющиеся наиболее незащищенной частью населения.

В мае 1995 г. Конституционным Судом Российской Федерации по заявлению гражданки З.В. Алешниковой был рассмотрен вопрос о проверке конституционности статей 2-1 и 16 Закона.

В результате рассмотрения дела Конституционный Суд Российской Федерации установил, что, хотя действовавшее в период применения репрессий законодательство не требовало вынесения решений о репрессиях в отношении детей до 16-летнего возраста, но по существу, наряду с родителями, дети оказались в местах лишения свободы, ссылке, высылке и на спецпоселении, где подвергались ограничениям прав и свобод, и поэтому они должны подлежать реабилитации со всеми вытекающими из этого последствиями.

В процессе обсуждения в Конституционном Суде Российской Федерации жалобы З.В. Алешниковой был поднят вопрос о детях, которые не находились вместе с родителями, но судьба их сложилась также трагично: они были лишены естественного права на опеку и попечение родителей, т.е. насильственно превращены в сирот, лишены жилья, помещены в спецприемники и детдома, под надзор и контроль местных органов НКВД, ограничены в своих правах и свободах. Следовательно, они вправе рассчитывать на льготы в объеме, предоставляемом реабилитированным лицам.

В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении, разрешив по существу жалобу З.В. Алешниковой, также указал, что “Федеральному Собранию Российской Федерации надлежит внести изменения в Закон РСФСР “О реабилитации жертв политических репрессий” с целью наиболее полного восстановления прав детей, о которых идет речь в части первой статьи 2-1 названного Закона, устранив противоречия и дискриминационные положения, не являвшиеся предметом рассмотрения по данному делу”.

Однако Федеральное Собрание Российской Федерации оставило без внимания указанный пункт постановления Конституционного Суда Российской Федерации. В Закон были внесены только изменения, касающиеся детей, находившихся вместе с родителями в ссылке, высылке на спецпоселении.

Таким образом, было установлено неравенство в объеме предоставляемых льгот различным категориям детей - жертв политических репрессий. Получилось, что несовершеннолетние дети, оставшиеся без попечения репрессированных обоих или одного родителей, “изъятые” и помещенные в детские дома, меньше страдали и понесли ущерба, чем дети, находившиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении.

Конституционный Суд Российской Федерации вынужден был вновь обратиться к данному вопросу по жалобе гражданина М.Л. Пинхасика. 18 апреля 2000 г. Конституционный Суд Российской Федерации вынес определение, в котором подтвердил, что положение части первой статьи 2-1 Закона, относящее детей, оставшихся в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, к пострадавшим от политических репрессий, а не к реабилитированным, с учетом правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 23 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 2-1 и 16 Закона, подлежит отмене в установленном порядке и не может применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Серьезные проблемы возникают при решении вопросов, связанных с реабилитацией российских граждан, репрессированных на территории бывших союзных республик СССР. В соответствии с российским законодательством вопросы политической реабилитации, компенсации за утраченное в результате репрессии имущество должны решаться по законам и на территории тех государств, где граждане были репрессированы.

В большинстве государств - бывших союзных республик приняты законодательные и нормативные акты о реабилитации, однако круг лиц, подлежащих реабилитации, и степень возмещения ущерба существенно отличаются от принятых в Российской Федерации. Это лишает часть российских граждан возможности быть реабилитированными и получить материальное возмещение.

Выходом из этой ситуации могло бы стать заключение соответствующих межгосударственных договоров в рамках СНГ либо же внесение соответствующих изменений и дополнений в Закон.

Серьезные проблемы при определении круга лиц, подлежащих реабилитации, создаются вследствие того, что ни в Законе, ни в дополняющих его нормативных актах не дано четкого определения, какие составы подпадают под действие п. “а” статьи 3 “иные преступления” и что следует относить в соответствии с п. “в” статьи 3 к “иными ограничениями прав и свобод”.

В практической работе по реабилитации жертв политических репрессий возникает вопрос о реабилитации лиц, по отношению к которым выносилось решение о применении репрессии (например, о высылке на спецпоселение), но которые смогли скрыться от ссылки. Действие Закона в настоящей редакции не распространяется на эту категорию граждан. Между тем, подобная норма содержится, например, в соответствующем Законе Республики Молдова, по которому жертвами политических репрессий считаются “лица, по отношению к которым принимались решения о политическом репрессировании, но которым удалось избежать непосредственной репрессии, в том числе благодаря выезду за пределы Республики”.

Из-за несовершенства законодательства крайне запутанно и сложно решаются проблемы, связанные с правом наследования, возникающим в связи с возвратом или возмещением стоимости имущества, утраченного в результате политической репрессии. В тексте Закона говорится о том, что “в случае смерти реабилитированных лиц возврат имущества, возмещение его стоимости или выплата денежных компенсаций производится их наследникам по закону первой очереди”. В “Положении о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации” эта норма Закона разъясняется: “... в равных долях: детям (в том числе усыновленным), супруге (супругу) и родителям (усыновителям) умершего, а также ребенку умершего, родившемуся после его смерти”. Такое разъяснение, по мнению Новгородской, Липецкой и других комиссий, не учитывает положения статьи 532 действующего ГПК РСФСР о том, что “внуки и правнуки наследователя являются наследниками по закону, если ко времени открытия наследства нет в живых того из их родителей, который был наследником”. Таким образом на практике часть наследников реабилитированных лиц лишается права на возврат имущества или получение за него денежной компенсации, что вызывает недовольство у граждан, поскольку в настоящее время главным образом внуки могут рассчитывать на получение установленной Законом денежной компенсации.

В Законе и Положении не раскрывается понятие владельца имущества, утраченного в результате политических репрессий, что имеет принципиальное значение при рассмотрении вопросов о возврате имущества. Особенно большие сложности возникают при решении вопросов возврата имущества, утраченного в результате раскулачивания.

Статьями 65 и 66 раздела 5 “О дворе (трудовое земельное хозяйство)” Земельного Кодекса РСФСР, введенного в действие Постановлением ВЦИК с 1 декабря 1922 г., устанавливалось, что “двором называется семейно-трудовое объединение лиц, совместно ведущих сельское хозяйство”, а “членами двора считаются как все наличные его участники (включая малолетних и престарелых), так и ушедшие временно на трудовые заработки и не вышедшие из него законным порядком”. Имущественное правовое положение членов двора определялось статьей 67 Земельного Кодекса: “Право на землю, находившуюся в трудовом пользовании двора (хозяйства), а также на постройки и сельскохозяйственный инвентарь принадлежит всем членам двора в полном его составе, независимо от пола и возраста”.

Таким образом, по мнению Ивановской, Липецкой и других комиссий, есть историко-реальные и законодательно закрепленные основания считать, что каждый реабилитированный раскулаченного двора (хозяйства), независимо от его возраста на момент репрессии, имеет равное право на возмещение ущерба в соответствии со статьей 16.1 Закона.

В процессе исполнения Закона остро встает проблема сбора и представления документов, необходимых для принятия решения о возврате утраченного в связи с политическими репрессиями имущества или выплаты за него денежной компенсации. Как показала практика, с наибольшими трудностями сталкивается та категория репрессированных, чье имущество было утрачено в результате раскулачивания, ибо в большинстве случаев документы, подтверждающие факт конфискации имущества, отсутствуют. Поэтому требование п. 5 “Положения о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации” о предоставлении заявителями архивных документов или решения суда, подтверждающих факт изъятия имущества, на практике далеко не всегда является осуществимым.

Между тем, важнейшим обстоятельством для положительного решения вопроса об изъятии имущества может являться уже само упоминание в документах о раскулачивании репрессированного. Термин “раскулачивание” включал в себя полную конфискацию имущества крестьянского двора, но при этом крайне редко в документах фиксировалось, что “имущество конфисковано”. Такой вывод основывается на нормативных актах тех лет и, прежде всего, на приказе ОГПУ № 4421 от 2.02.30 г. и секретной инструкции ЦИК СССР ЦИКам и Совнаркомам союзных и автономных республик, краевым и областным исполкомам от 04.02.30 г. В данной инструкции, разъяснявшей порядок раскулачивания, четко записано, что “при конфискации у кулаков имущества им должны быть оставлены самые необходимые предметы домашнего обихода, некоторые простейшие средства производства в соответствии с характером их работы на новом месте и необходимый на первое время минимум продовольственных товаров”.

Таким образом термин “раскулачивание”, упоминающийся в официальных документах, однозначно указывает на то, что конфискация была проведена, после чего все члены двора именовались “раскулаченными”. Кроме того, в соответствии с п. 1.6. указанной инструкции ЦИК СССР, все раскулаченные, независимо от категорий, подлежали выселению из дома и высылке. При этом ни один государственный нормативный акт того времени, регулировавший порядок раскулачивания, не содержит ни одного пункта, в соответствии с которым после раскулачивания хозяйства допускалось бы сохранение права владения домом за членами этого хозяйства (двора).

Крайне сложной оказывается процедура восстановления свидетельства о рождении наследующего лица и свидетельства о смерти наследодателя. В довоенные годы свидетельство о рождении могло быть изъято при выдаче паспорта. При затребовании данных о рождении или смерти в ЗАГСах тех областей, где прошла война, часто оказывается, что архивы погибли. В этих случаях при отсутствии справок, оформленных отделами ЗАГСов, к рассмотрению могли бы приниматься архивные справки, выданные ИЦ МВД, которые составляются на основании личного дела спецпоселенцев в период нахождения под надзором, в том числе – даты рождения и смерти членов семьи. Если такая справка содержит необходимые сведения о заявителе, она могла бы рассматриваться наравне со справками отделов ЗАГС.

Законодательно не решена проблема, возникающая в ситуации, когда уголовное дело утеряно, уничтожено, либо не удается установить место его нахождения и имеются только отдельные документы или их копии, подтверждающие факт применения политической репрессии. Между тем существующий порядок реабилитации требует обязательного наличия дела для его пересмотра. В связи с этим в Законе желательно регламентировать общие правила восстановления уголовных дел, в частности, решить вопрос о том, какой орган, в какой стадии, в каком порядке должен восстанавливать такие дела.

После внесения в 1993 и 1995 гг. в Закон изменений и дополнений оказался разрушенным имевшийся в первой редакции Закона механизм определения характера репрессии (бывшая ст. 19-я), позволявший в наиболее трудных и запутанных случаях определять, скрывалась ли под оболочкой обычной уголовной репрессии политическая подоплека. Как известно, такого рода методы, когда за якобы уголовные преступления (злоупотребление служебным положением, хищение социалистической собственности, прогул и т.п.) арестовывались инакомыслящие, часто применялись карательными органами. Возобновление действия указанной правовой нормы дало бы возможность отдельным гражданам восстановить попранные права и доказать, что они или их родственники в реальности были политическими заключенными.

Большие трудности для репрессированных и их наследников представляет установленный законодательством трехгодичный срок подачи заявлений о возврате конфискованного имущества или возмещении его стоимости. Установление такого срока, как жалуются граждане и представители многих региональных комиссий, несправедливо, ущемляет права реабилитированных лиц и их невинно пострадавших детей. Большое число людей из-за плохой информированности, по причине отсутствия документов, трудностей с поиском свидетелей не уложились в этот срок, и сегодня вынуждены обращаться в суды, добиваясь его продления в судебном порядке.

Несовершенство Закона заставляет исполняющие Закон государственные органы идти по пути принятия подзаконных актов, напрямую затрагивающих права и свободы граждан. Однако значительная часть этих актов не прошла обязательную в этих случаях регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации и не опубликована для всеобщего сведения.

Перечисленные выше проблемы, возникающие из-за несовершенства законодательства, далеко не исчерпаны. Комиссия при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий в рамках своих полномочий стремится способствовать решению этих проблем.

Многие недостатки и упущения законодательства, выявившиеся в практической работе, учтены при разработке проекта Закона Российской Федерации “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий”. Проект подготовлен при участии Генпрокуратуры России, МВД России, ФСБ России, Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий, Международного историко-просветительского, правозащитного и благотворительного общества “Мемориал”, других общественных организаций, занимающихся реализацией указанного Закона.

Принятие этого законопроекта способствовало бы, по мнению Комиссии, реализации основной цели Закона – восстановлению справедливости и реабилитации всех невинно пострадавших, обеспечению им посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба.

Однако на протяжении нескольких лет из-за позиции отдельных депутатских фракций Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, не желающих вспоминать о преступлениях большевистского режима, указанный законопроект остается не принятым.

Комиссия считает, что дело не только в том, что депутаты отказывают пожилым людям с трагической судьбой в небольших прибавках к их мизерным пенсиям. Важнее и опаснее то, что подобная позиция законодателя размывает принципиальную нравственную и правовую оценку событий прошлого и тем самым способствует созданию в стране такой атмосферы, в которой сам Закон Российской Федерации “О реабилитации жертв политических репрессий” может показаться лишним и даже вредным, а статус реабилитированного вновь приобретет в общественном сознании сомнительное и двусмысленное звучание.

Председатель Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий А.Н. Яковлев

Доклад одобрен на заседании Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий 16 февраля 2000 г.

Опубликовано: О ходе исполнения Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Доклад Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий. М., 2000. 40 с.


Назад